Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Станислав Березнюк: "О мифах боевых искусств Китая и не только..."

Станислав Березнюк и Ди ГоюнС сегодняшним моим гостем большинство любителей ушу знакомы по его переводам о различных стилях китайского боевого искусства ушу, а быть может вам довелось с ним общаться на одном из самых популярных форумов, посвященном боевым искусствам. Сегодня у меня в гостях Станислав Березнюк. В начале нашей беседы я хотел бы сразу же поблагодарить его за то, что он нашел время и согласился ответить для всех читателей сайта на несколько вопросов.

Как это не странно, но наша беседа сегодня начинается не с моих вопросов. Прежде чем начинать задавать свои вопросы, я хотел бы дать слово Станиславу.

В качестве преамбулы. Терри Гудкайн в первом романе своей известной серии пишет, что первое правило волшебника заключается в том, что люди желают быть обманутыми. По отношению к нашим людям и боевым искусствам Китая это верно на все 146 процентов: люди выдумывают себе сказку, а потом яростно борются против всего, что может эту фантазию обрушить. Частным случаем такого фантазирования является то, что зачастую пишут в интернете обо мне: я постоянно сталкиваюсь с тем, что живущие от меня за тысячи километров люди, которые не то что меня в глаза не видели – даже общих знакомых не имеют, на полном серьёзе рассказывают про меня всякие небылицы, в которые при этом искренне верят. Когда начинаешь разбираться о том, откуда у таких небылиц ноги растут – то выясняется, что человек краем уха где-то что-то услышал, краем глаза что-то где-то прочитал, после чего начинает «додумывать» в меру своей испорченности. В результате потом у них появляются вопросы, на которые нормально ответить невозможно в принципе, ибо они базируются на ложных предпосылках (подобно знаменитому вопросу, который Карлсон задал Фрекен Бок: «Ты перестала пить коньяк по утрам – отвечай: да или нет?»). В 2002 году это меня настолько достало, что я написал текст под названием «Мифы боевых искусств Китая», который с тех пор широко распространился по РуНЕТу. Однако практика показывает, что людские массы не любят читать серьёзных текстов, и даже если информация доступна, но она человеку неприятна – он её отбросит и предпочтёт тешить себя сказками. Ну а теперь, на этой оптимистической ноте можно перейти к ответам на ваши вопросы :)

1. Насколько мне известно из различных открытых источников вы начали заниматься ушу уже став студентом. Что повлияло на ваш выбор? Почему именно ушу? Ведь в то время в СССР были очень популярны и другие восточные единоборства?
 
- Из тех же открытых источников вы можете узнать, что родился я в 1971 году, и студентом, следовательно, стал в 1988, а уголовную ответственность за преподавание боевых искусств в СССР отменили лишь в декабре 1989 года. Поэтому «были популярны» означает не то, что «можно было пойти и заняться чем угодно», а то, что «все знали, что восточные единоборства – это круто», но найти секцию было не так-то просто, устроиться можно было лишь по знакомству, посторонних на тренировки не пускали. Естественно, одними из самых образованных в плане того «что есть что и где это найти» были представители тогдашней «золотой молодёжи» - дети партийно-государственной элиты (в Новосибирске каратэ особо не преследовали, так как одним из занимавшихся в каратэ был сын 1-го секретаря горкома КПСС). Я был активным членом школьного комитета ВЛКСМ, и когда в период «Перестройки» новосибирский Горком комсомола организовал «Фонд молодёжной инициативы» - стал участвовать в его работе. Там я познакомился с большим количеством интересных людей, среди которых были и те, кто активно занимался восточными единоборствами. От них я наслушался историй о том, кто, что и где в городе преподаёт, но никакой конкретики при этом обычно не говорилось. Так что в то время я, как и многие другие молодые люди в те годы, переписывал от руки подпольные копии западных учебников по каратэ и бегал по утрам тренироваться в соседний сквер, где пытался делать то, что считал движениями боевых искусств.

Новосибирский государственный университет являлся одним из лучших ВУЗов СССР, а так как я довольно рано нацелился на поступление именно туда, то на протяжении четырёх лет (с 7 по 10 классы) я по воскресеньям вставал рано утром и в холодном автобусе в течение часа ехал за 30 км в Новосибирский Академгородок, где полдня занимался физикой и математикой в Воскресной школе при НГУ. Вся «боевая тусовка» города знала, что где-то в Академгородке есть некая «секция кунфу», но как на неё выйти – я не знал. Кроме того, для поступления в НГУ нужно было действительно очень серьёзно готовиться, и хотя в последних классах школы я знал, что некоторые мои друзья из параллельного класса подпольно занимаются каратэ, я посчитал, что у меня не будет времени начинать серьёзные тренировки.
Когда в 1988 году я поступил на механико-математический факультет, то оказался в одной учебной группе с несколькими друзьями по Воскресной школе. Так у нас появилась возможность познакомиться поближе, и я узнал, что один из них, житель Академгородка, как раз и тренируется в той самой «секции кунфу». Я решил, что когда втянусь в учёбу, то попытаюсь туда записаться.

В конце 1980-х многие запреты в СССР ослабли. В начале 1989 года в Новосибирске прошёл «Фестиваль восточных оздоровительных систем» под названием «Ушу-89». Я узнал об этом фестивале от своего вышеупомянутого одногруппника, и вместе с ним поехал туда, на противоположный конец города. На этом фестивале выступили представители подпольных секций не только Новосибирска, но и Томска, Омска, Красноярского края – чуть ли не со всей Сибири. Посмотрев на людей с «секции кунфу» Академгородка, я решил, что всё-таки надо пойти туда заниматься, и 23 февраля 1989 года состоялась моя первая тренировка. Понятно, что никаких залов тогда было официально арендовать невозможно, собирались в любую погоду в условленное время на стадионе «Юность», и бежали в ближайший лес, подальше от посторонних взглядов.

На самом деле то, что преподавалось в той секции, к китайским боевым искусствам никакого отношения не имело. Просто когда в начале 1980-х запретили преподавание каратэ – люди продолжили тренироваться подпольно, обозвав это словом «кунфу» (ибо в то время всё равно никто не знал, что это такое и как это выглядит). Учили там в основном драться, в поисках нового народ мотался по всей стране, встречались и с Манхоевым с его «хара-моритоном», и с Кадочниковым с его «системой», и с другими. Очень частой тогда была ситуация, когда тренер, вернувшись из очередной такой «поездки по обмену опытом», заявлял: «Всё, что мы изучали до этого дня – ерунда, с завтрашнего дня работаем новую технику» :)

Как я уже упоминал, в декабре 1989 года в СССР отменили уголовный запрет на преподавание каратэ, и в стране начали возникать всяческие федерации и ассоциации восточных единоборств. Весной 1991 года я увидел в газете «Советский спорт» маленькое объявление о том, что летом в Подмосковье пройдёт семинар по ушу с участием мастеров из Китая. Так как к тому времени я уже занимался целых два года, то думал, что чего-то стою, и решил съездить. Это оказался семинар, который проводили знаменитый мастер тунбэйцюань Ма Минда со своим учеником Кан Тяньчэном. Мне очень повезло, что я сразу попал на мастеров такого высокого уровня: я понял, что (а)я – щенок, и (б)то, чем мы в Новосибирске занимаемся, никакого отношения к ушу не имеет. По возвращении в Новосибирск я откровенно поговорил с тренером, объяснив ему, почему я не могу теперь оставаться в этой секции. На прощание я поставил всей секции торт с чаем, и мы расстались по-хорошему. С той поры я стал искать именно реальных мастеров, имеющих отношение к реальной традиции китайских боевых искусств.

 
2. А чем вы увлекались в детстве? Какой вид спорта был вашим любимым?
 
Ничем. Я был абсолютно неспортивным ребёнком. Единственное – более-менее прилично бегал на длинные дистанции (это у меня семейное, старший брат в своё время рекорд школы поставил).

 
3. Большинство мальчишек и девчонок начинают свое знакомство с боевыми искусствами по фильмам. Достаточно вспомнить наших «Пиратов 20-го века» или же фильмы с участием Брюса Ли. После просмотров этих фильмов многие стремились начать заниматься различными единоборствами. Получается, что это один из самых успешных вариантов пропаганды изучения боевых искусств даже с учетом того, что в современных фильмах актеру уже не обязательно быть мастером единоборств. А как считаете вы? Какие фильмы или каких актеров вы считаете в этом плане лучшими?

О, да! Помню премьеру «Пиратов XX века»! :)
Так получилось, что моё начало занятий боевыми искусствами пришлось на расцвет «эры видеосалонов». Когда во время «Перестройки» началось массовое кооперативное движение, то чуть ли ни на каждом углу открывались видеосалоны, где можно было смотреть доселе неизвестные в СССР фильмы, в том числе боевики. В то время не было ЕГЭ, в школе сдавали много выпускных экзаменов, нужно было сдавать вступительные экзамены в ВУЗ, а любой экзамен – это стресс, это вам любой студент подтвердит. Так получилось, что перед своим первым в жизни экзаменом я посмотрел в видеосалоне какой-то боевик, а на следующий день получил на экзамене «отлично», и так у меня родилась примета: чтобы сдать экзамен на «отлично» - нужно перед этим посмотреть хороший боевик. Таким образом, за время старших классов школы и первых курсов университета я посмотрел ОЧЕНЬ много боевиков :) Поэтому, на правах эксперта, я утверждаю, что надо смотреть фильмы гонконговской кинокомпании «Show Brothers». Как недавно очень точно выразился один знакомый, основной недостаток этих фильмов заключается в том, что их больше не снимают. В 1960-1970-х годах фильмы этой студии занимали ¾ всего кинорынка Юго-Восточной Азии, именно режиссёр Лю Цзялян с этой киностудии и создал сам киножанр «рукопашного боевика-кунфу». Кстати, очень рекомендую именно фильмы Лю Цзяляна: он сам занимался хунгар кунфу, поэтому у него в фильмах и бои реалистичные, и актёров он подбирал таких, каких надо. Собственно, именно он в своём фильме «Храм Шаолинь» (снят в 1975 году, не путать с другими одноимёнными фильмами) впервые сосредоточился не на боях, а на тяжёлых тренировках: если в более ранних фильмах обычно герои – уже подготовленные бойцы, которые дерутся по мере развития сюжета, то в этом фильме сюжетом стала именно подготовка бойца, самих боёв – немного.
 
 
4. Что бы вы посоветовали тем же мальчишкам и девчонкам при выборе вида боевых искусств?
 
Неверна сама постановка вопроса. Мальчишкам и девчонкам выбор вида не важен, для них гораздо важнее то, КТО будет им преподавать. Нужно искать не стиль, а тренера. Что толку советовать какой-нибудь стиль, по которому единственный более-менее приличный преподаватель доживает свой век где-нибудь в глухом уезде городского округа Цанчжоу провинции Хэбэй Китайской народной республики? При этом вокруг нас ещё есть тренера классической советской школы по боксу и борьбе. Это как раз тот случай, когда синица в руках лучше журавля в небе.

 
5. Чему, по вашему мнению, учит ушу? Какие именно качества оно воспитывает?
 
Ничему и ничего. Это опять же распространённое заблуждение: воспитывает не «ушу» или что-либо ещё, воспитывает тот, кто преподаёт.

 
6. Как вы относитесь к современному разделению ушу на спортивное и традиционное?
 
Как к реальности. После Синьхайской революции 1911 года в Китае начали создавать спорт западного типа, помимо внедрения на территории страны европейских видов спорта стали пытаться развивать по западному пути и отечественные виды физической активности. Этот процесс более-менее пошёл в конце 1920-х – начале 1930-х, но тут началась война с Японией, перешедшая во Вторую мировую, а по окончании Второй мировой войны на территории Китая ещё несколько лет бушевала гражданская война, завершившаяся лишь к началу 1950-х годов. К сожалению, после её окончания в дело вмешалась идеология: если в Японии сумели и современный спорт сделать, и старым боевым искусствам дать возможность существовать, то в КНР старые боевые искусства объявили вредным пережитком прошлого, который подлежит искоренению. И почти искоренили, оставив только спортивное ушу.
Май 2001 года, Санкт-Петербург, 1-й чемпионат России по традиционным комплексам ушу. На фото слева направо: Кан Гэу, Цай Лунъюнь, Мэнь Хуэйфэн, С.Березнюк. У стола стоил Лю Юнсян. Сзади - Г.Музруков и С.Сахаров
Ситуация более-менее начала выправляться лишь с конца 1980-х годов, но к тому времени мастера традиционного ушу уже почти повымирали, не оставив преемников. К сожалению, у нас в эпоху распространения спортивного ушу в начале 1990-х годов за идеологическую основу брали именно китайскую идеологию середины XX века, когда спортивное ушу объявлялось венцом развития, а традиционное ушу – его недоразвитым вариантом. С моей точки зрения, это – два абсолютно разных явления, по недоразумению называемые по-русски одним и тем же словом. Если относиться к традиционному ушу и к спортивному ушу как к двум абсолютно разным вещам, то никаких проблем не возникает.
 



Наши партнеры
Одесская областная Федерация Ушу, Удивительный Китай, Ушу в Одессе