Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

ЛЯН ЦИ-ЧАО

Янь Фу пытался доказать, что экспансионистская политика капиталистических стран по отношению к отсталому, феодальному Китаю является закономерностью мирового развития. «Закономерности не могут быть отменены выдающимися личностями, — писал он, — люди способны лишь познавать тенденцию развития закономерностей... и в соответствии с этим содействовать благополучию в мире». Чтобы преодолеть отсталость и поднять могущество Китая, необходимо заимствовать политические, экономические, научные и культурные достижения западных стран.

 

Предлагая реформы, Янь Фу предостерегал против поспешности в их осуществлении. Он предпочитал эволюционный путь, подобный естественному развитию органов или функций живого организма. Как и Спенсер, Янь Фу проявлял явную враждебность к социализму. Янь Фу писал, что в западных странах, несмотря на экономическую мощь, нравственные качества народа невысоки. «Там, как и в бедных странах, совершаются злодеяния и нарушаются законы, люди становятся нищими и бродяжничают. Поэтому и возникают партии, борющиеся за равномерное распределение богатства, зарождаются идеи, направленные против монархическо-чиновничьего режима». Но усилия этих партий, по мнению Янь Фу, тщетны, ибо истоки пороков западной цивилизации «следует искать во взглядах и нравах людей. Ведь установить равенство между знатными и незнатными, бедными и богатыми можно лишь тогда, когда все люди станут добродетельными, недостойных же будет немного; когда все станут образованными, а совершенно необразованных совсем не будет. Иначе, если бы сегодня в какой-либо стране распределили богатство между всеми людьми поровну, то завтра там вновь неизбежно возникло бы неравенство».

Янь Фу считал, что осуществление того или иного политического мероприятия, проведение в жизнь законов возможны лишь в том случае, когда эти мероприятия или законы соответствуют физическим, умственным и моральным качествам народа. Без этого соответствия все обречено на неудачу.

Идеалистическое представление о предпосылках общественного движения- и наивные рассуждения о буржуазном строе свидетельствуют об ограниченности мировоззрения Янь Фу, обусловленной как особенностями тогдашнего Китая, так и классовой принадлежностью самого мыслителя.

В соответствии со своими теориями Янь Фу предлагал для укрепления «физических сил» народа запретить курение опиума и бинтование ног.

Для «умственного развития» народа он рекомендовал отменить архаическую систему государственных экзаменов и ввести в школах преподавание «западных наук», связанных с практической жизнью. Бессмысленная зубрежка оторванных от жизни канонических текстов, равно как и шаблонные сочинения Ба гу, не только не способствует умственному развитию, но, наоборот, отупляет людей.

Для «обновления морали» народа Янь Фу считал необходимым пробудить в каждом китайце любовь к родине, добиться, чтобы все, как один, «слив свои силы и волю в единое целое, направили их на отпор внешнему врагу».

На Западе воспитывают людей, опираясь на непогрешимость бога, объяснял Янь Фу. По христианскому учению «все люди, от государя и вельмож до бедняков и обездоленных, — божьи дети, а из этого следует идея равенства... Поэтому управление массами основывается на общей для всех справедливости, ценится свобода... искренность и решительность». Вот почему на Западе, по мнению Янь Фу, «народ как хозяин, глубоко любит свое отечество, идет в бой с общим врагом, как на поединок с личным обидчиком».

На Востоке же проповедуются «принципы старшинства». Поднебесная управляется на началах «сыновней почтительности», продолжал Янь Фу. Вековое порабощение, безропотное подчинение повелителям привели к тому, что китайцы заботятся каждый только о себе. «Рабы подчиняются своему хозяину потому, что они вынуждены так поступать, а не из внутреннего убеждения, не из любви к своей стране, своему государству».

Для пробуждения у китайского народа любви к родине и заботы о процветании государства Янь Фу считал целесообразным «учредить в столице парламент и провести публичные выборы правителей уездов и областей по всей Поднебесной». Наивно полагая, что парламентаризм идеально обеспечивает свободу, равенство, братство, демократические права, Янь Фу писал: «Законы на Западе вырабатываются в нижней палате. Следовательно, народ исполняет добровольно взятые, а не навязанные сверху обязательства».

Необходимо следовать именно путем парламентаризма, подчеркивал оп, «если мы хотим воспитать в народе верность и любовь к отечеству, добиться расцвета просвещения; если мы хотим в полной мере использовать богатства нашей страны, проложить пути сообщения и развить торговлю, если мы хотим, чтобы люди... добились повышения своих моральных качеств».

Статья Янь Фу «Опровержение Хань Юя» (1895 г.) — смелый памфлет, изобличавший монархический строй. Объектом критики автор избрал трактат «Источник небесной истины» («Юань Дао») Хань Юя (768—824 гг.). Сочинитель трактата утверждал: «Правитель на то и правитель, чтобы приказывать, чиновники на то и чиновники, чтобы исполнять приказы и доводить их до сведения народа, народ же обязан служить повелителям, поставляя просо и рис, коноплю и шелк, изготовляя утварь и перевозя товары. Правитель перестанет быть правителем, если не будет приказывать, чиновники перестанут быть чиновниками, если не будут выполнять приказы и доводить их до сведения народа. Простолюдины же караются смертью, если перестают служить повелителям, не поставляют просо и рис, коноплю и шелк, не изготовляют утварь и не перевозят товары».

Янь Фу подверг теорию Хань Юя сокрушительной критике, напомнив мудрые слова Мэн-цзы («...самое ценное — народ; на втором месте — государство, государь же — на последнем»), а также Лао-цзы («...укравший крючок предается казни; укравший же государство становится правителем»). Действительно, продолжает Янь Фу, начиная с циньской эпохи самыми отъявленными насильниками и беззастенчивыми вымогателями в Китае были правители страны. Хань Юй же призывает почитать самого закоренелого насильника и вымогателя, чтобы он покойно восседал на троне и по своему произволу издавал указы, а огромные массы людей истощили бы свои силы и дух для удовлетворения его вожделений, а за малейший проступок им грозила бы смерть. «Разве такова в действительности воля неба? Разве таков источник дао?» — спрашивал Янь Фу. «Хань Юй помнит только об одном человеке, но забывает о миллионах», — писал Янь Фу. Его взоры были обращены на правителей династии Цинь, которые были крупнейшими разбойниками, похитившими государство у народа. Народ — подлинный хозяин в Поднебесной, значит, нужно сделать его слабым и глупым, чтобы он ни о чем не думал, не был способен к действиям и тогда правитель сможет навсегда оставить в своих руках украденное».

Яростно и смело обличая феодальный абсолютистский строй, Янь Фу не без идеализации говорил о правителях древнего Китая (до циньской эпохи) и о западных странах, где якобы «семь десятых важных государственных вопросов решает сам народ, а три десятых — правительство». Янь Фу выдвинул свою теорию о происхождении и функциях государства. Государственная власть возникла по необходимости, писал он, народ производил материальные блага, он был не в состоянии одновременно заниматься государственными делами: наказывать преступников, устанавливать меры объема и веса, строить городские стены и производить орудия обороны. Поэтому обязанности между правителем и подданными были разделены, «Народ избрал людей справедливых и мудрых и поставил их правителями», чтобы они специально занимались защитой народа, а подданные — пахотой, ткачеством, ремеслами и торговлей; часть же продуктов они выделяли на содержание правителя и чиновников. «Следовательно,—-делает вывод Янь Фу, — правитель и чиновники, наказания и войска появились после того, как возникла необходимость защищать народ... их появление связано с существованием зла в Поднебесной, а не добра». Но после циньской династии правитель и чиновники будто бы нарушили «общественный договор»: вместо того чтобы бороться со злом и защищать народ, они сами стали угнетателями.

Отступая от логики собственных рассуждений, Янь Фу не предлагал свергнуть тиранов, вернуть подлинному хозяину — народу — государственную власть, отнятую у него похитителями. Он рассчитывал на «самоисчезновение» правителя и чиновников. «Насилия, вымогательства и бедствия, — писал Янь Фу, — объяснялись тем, что не распространялась культура и не все следовали добру». Правитель и чиновники перестанут быть необходимыми, когда исчезнет зло, а этого можно достичь путем нравственного совершенствования, в результате распространения культуры и просвещения. Вот почему неправ Хань Юй, утверждавший, что «отношения «государь — подданные» вечны, как небо и земля».

«Значит ли это, что уже сегодня мы можем отказаться от правителей и чиновников?»—спрашивал Янь Фу и отвечал: «IIи в коем случае. Почему? Да потому, что еще не наступило такое время, не сложились привычки, народ не готов к самоуправлению. На это не способны даже образцовые государства Запада, что же говорить о Китае!» Причину неспособности народа управлять Янь Фу объяснял тем, что «эта способность еще не раскрылась, силы еще не окрепли, нравственность не достигла совершенства». Он предлагал «устранить все, что мешает такому развитию... Все, что препятствует достижению богатства и могущества, и день ото дня все более привлекать народ к участию в управлении государством». Ни в коем случае «нельзя цепляться за древние книги, тем более за установления, созданные после циньской династии».

Если удастся осуществить реформы, утверждал Янь Фу, то через тридцать лет в Китае наступит умиротворение, методы управления усовершенствуются, а через шестьдесят лет Китай сможет соперничать в богатстве и могуществе со странами Европы.

Опубликованный в 1895 г. памфлет «Опровержение Хапь Юя», как и другие работы Янь Фу, получил огромный резонанс в среде передовой интеллигенции. Эти работы были самым первым выступлением, пропагандирующим радикальную демократическую идею в Китае, если не считать статьи известного прогрессивного деятеля Чжэн Гуань-ина «Предостережение об опасностях, угрожающих в цветущее время», в которой был выдвинут план создания парламента. Но идея автора была достаточно умеренной. Он предлагал объединить усилия монарха и народа во имя умиротворения страны. Работа Тань Сы-туна «Учение о гуманности», написанная в 1896—1897 гг. и развивавшая смелые демократические идеи, тогда еще не была опубликована.

Теория эволюции Гексли стала •одной из главных идейных основ реформаторского движения. В пространных комментариях к труду Гексли Янь Фу снова развивал мысли о том, что в обществе, как и в природе, господствует закон естественного отбора; в борьбе между расами и государствами выживают  сильные;  «европейские  народы сильны  своим моральным, интеллектуальным и физическим развитием; туземцы Америки и Австралии были покорены из-за своих слабостей и пороков». Если Китай не желает оказаться в их положении, он должен возродить свое национальное могущество.

Между тем сам Янь Фу принимал весьма скромное практическое участие в движении за реформы в конце XX в. и придерживался более умеренных взглядов, чем Тань Сы-тун, Лян Ци-чао, даже Кан Ю-вэй и другие реформаторы. В 1896 г. Янь Фу был в числе учредителей института русского языка в Тяньцзине и института Тун И в Пекине, готовившего кадры для реформаторского движения,— там изучались «западные науки», преподавались европейские языки. Институту покровительствовал император Цзай Тянь. Янь Фу время от времени читал в институте лекции. При его содействии была создана большая библиотека со значительным фондом литературы на западных языках, а также хорошо оборудованная лаборатория. Впоследствии институт присоединился к организованному  в 1898 г.  столичному  университету   (Цзинши), предшественнику Пекинского университета.

В ноябре 1897 г. Янь Фу вместе с ВанСю-чжи, Ся Цзэнь-ю и другими основал в Тяньцзине ежедневную газету «Го вэнь бао». Кроме обширных статей по международным и внутренним вопросам в газете печаталась информация на злободневные политические темы. В качестве приложения к газете выпускался ежедекадник «Новости страны» («Го вэнь хуйбянь»). «Го вэнь бао» наряду с «Ши у бао» в Шанхае, редактировавшейся Лян Ци-чао, была основным печатным органом реформаторского движения. После поражения «ста дней реформ» газета была запрещена.

Весной 1898 г. Янь Фу написал письмо к императору, изложив в нем свой план реформ (письмо не было передано).

В сентябре 1898 г., по рекомендации видных сановников, сочувствовавших реформаторскому движению, Янь Фу получил аудиенцию у императора Цзай Тяня, во время которой высказал свои мысли и предложения. Практических последствий эта беседа не имела, так как спустя неделю император был отстранен от власти.

После поражения реформаторов Янь Фу не был репрессирован, поскольку власти не считали его активным участником движения.

Идейная платформа Янь Фу имела существенные противоречия. Если Тань Сы-тун и другие представители левого крыла реформаторов считали, что реформы должны начаться с введения конституции и созыва парламента, то Янь Фу утверждал, что следует начать с просвещения народа, с его морального, интеллектуального и физического воспитания.

Характерен эпизод встречи Янь Фу с Сунь Ят-сеном в Лондоне в 1905 г. Янь Фу заявил: «Китайский народ отличается настолько скверным характером и настолько некультурен, что при проведении реформ, при ликвидации какого-нибудь одного порока выявятся другие. Единственно правильный путь — медленное, постепенное обновление народа, которое следует начать с просвещения». Сунь Ят-сен ответил: «Ожидание, пока мутная вода в реке сама очистится, потребует еще много человеческих жизней. Вы мыслитель, а я практический деятель».

Комментируя книгу Адама Смита «Богатство народов», переведенную еще в 1898—1900 гг., Янь Фу предлагал полную свободу частного предпринимательства, высказывался против правительственного контроля и против государственных предприятий. Там же Янь Фу выступал против привилегий иностранцев в Китае, за отмену консульской юрисдикции и кабальных таможенных соглашений. Он обрушивался на коррупцию и злоупотребления чиновников, однако приводил прежние доводы против учреждения парламента в Китае.

Янь Фу не понимал прогрессивного значения национализма в угнетенной империализмом стране, не видел в нем проявления национальной консолидации. Рост национального самосознания китайского народа явился результатом растущего сопротивления иностранной империалистической агрессии и маньчжурскому феодальному деспотизму. Национализм в ту историческую эпоху объективно способствовал развитию освободительной борьбы народных масс. Выступая против национализма как якобы реакционной идеологии патриархального строя, Янь Фу в действительности сам становился на сторону апологетов феодального Китая. Если раньше оп выступал против мертвых канонов, за современную практическую науку и культуру, то теперь, напротив, он всячески восхвалял учение Лао-цзы о чжигу — сохранении старины, усматривая в древней китайской культуре общие черты с современной западной.

Взгляды Янь Фу, таким образом, утратили былой прогрессивный характер и переродились в консервативную идеологию. Однако произведения западных буржуазных мыслителей, переведенные им на китайский язык, сыграли огромную роль в развитии общественной мысли Китая.

Воззрения Кан Ю-вэя, Лян Ци-чао, Янь Фу и других ведущих деятелей либерального направления в начале XX в. более не отвечали потребностям исторического развития Китая. Стремительная деградация и расслоение лагеря реформаторов объясняются постепенным вытеснением либералов в среде патриотической молодежи и интеллигенции новыми, более прогрессивными, революционно-демократическими силами.




Новые статьи на портале о спортивном и традиционном ушу:

Предыдущие статьи на портале о спортивном и традиционном ушу: