Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Социальные проблемы

Лян Ци-чао спрашивал также,   как  будет  определяться величина ренты — по установленным государством с самого начала твердым ценам или по ценам, выросшим вследствие прогресса общества? Согласится ли население платить ренту по размерам, произвольно установленным государственными чиновниками? Может быть, возможен другой метод исчисления ренты, например путем объявления государством о сдаче в аренду определенных участков земли тем лицам, которые заплатят за них дороже? Но в таком случае земля снова попадет в руки богачей, которые в качестве предпринимателей или субарендаторов будут извлекать огромные доходы, эксплуатируя бедняков. От того, кому платится рента — помещикам или государству, сущность эксплуатации   не меняется. Все это, заключает Лян Ци-чао, казалось бы, в корне противоречит идеям Сунь Ят-сена, который выдвигает лозунг «Во имя интересов большинства, за счет интересов меньшинства».

 

Лян Ци-чао с одобрением вспоминает слова Сунь Ят-сена о том, что современные крестьяне отдают больше половины своего урожая землевладельцам в качестве арендной платы. При национализации земли государство за определенную ренту будет сдавать землю только тем, кто ее обрабатывает. Между ними не будет промежуточного слоя помещиков, извлекающих доход,   и это принесет облегчение   крестьянам.

Эту идею Лян Ци-чао разделял. По его мнению, она не противоречит принципам колодезной земельной системы, существовавшей в древнем Китае.

Однако на данном этапе он и такую программу считал неосуществимой, ибо не все население состоит из крестьян и не вся земля одинакового качества. Если государство установит ограничения в земельных наделах и будет предоставлять землю только тем, кто ее обрабатывает, если оно регламентирует размеры участка для каждого арендатора, то это окажется дискриминацией по отношению к промышленным предпринимателям и к скотоводам, которым требуется земля в значительно больших размерах, чем крестьянам-пахарям. Дискриминированы будут те земледельцы, которые захотят применять сельскохозяйственные машины на обширных участках. Если же определить размер участка с учетом возможности машинной обработки или вообще не ограничивать надел, то где же государство возьмет земельные фонды для удовлетворения всех нуждающихся? Не ясен также вопрос о конкретном распределении участков: будет ли здесь определяющим решение правительства или заявка арендатора? В первом случае правительство не сможет учесть все запросы, поскольку характер хозяйства скотоводов, пахарей и т. п. совершенно различен. Но и во втором случае государство окажется в тупике — все захотят арендовать землю на набережной Шанхая.

Итак, идеи Сунь Ят-сена, по мнению Лян Ци-чао, на практике неосуществимы. Они «не имеют ничего общего с принципами социализма, а касаются только вопроса о целях государственного предпринимательства».

В другой статье Лян Ци-чао подверг ожесточенной критике теорию национализации земли вообще, и в частности трактовку этой проблемы Генри Джорджем. Лян Ци-чао считал, что «частная собственность есть источник всякой цивилизации современного общества, эгоизм есть двигатель экономического развития. Стремление распоряжаться собственным богатством направляет экономическую деятельность человека».

Сунь Ят-сен и его сторонники признают правомерность существования частной собственности, на каком же основании они покушаются на права землевладельцев? «Нарушив одну лишь часть этого весьма важного принципа, мы затронем весь принцип в целом... последствия трудно себе представить».

Позиция Лян Ци-чао не столь уж оригинальна и полностью объяснена в соответствующих высказываниях Маркса.

К. Маркс указывал, что национализация земли способствует быстрому развитию капитализма, но, несмотря на это (хотя некоторые радикальные буржуа доходят до теоретического признания национализации), буржуазии не хватает храбрости отрицать частную собственность на землю, поскольку «нападение на одну форму собственности, — на одну форму частной собственности, на условия труда, — было бы очень опасно для другой формы. Кроме того, буржуа сам себя территориализировал».

Лян Ци-чао пытался опровергнуть утверждения сторонников национализации земли о том, что, владея земельной собственностью как средством производства, помещики эксплуатируют трудящихся. Он писал, что китайские землевладельцы, как правило, сами обрабатывают землю и лишь в редких случаях эксплуатируют чужой труд, «у большинства крестьян нет желания ликвидировать частную собственность на землю, наоборот, они стоят за ее сохранение».

Сунь Ят-сен в своих статьях о национализации прежде всего имел в виду земельные участки в больших городах. Лян Ци-чао возражал: городские участки в любой стране составляют лишь тысячную долю общей земельной площади. Городская земля дорожает по мере развития промышленности, строительства коммунальных хозяйств без увеличения капиталовложений и добавочных трудовых затрат. Между тем для увеличения прибыли от земли в сельских районах нужны дополнительные капиталовложения и затраты труда. Норма прибыли в сельском хозяйстве в отличие от промышленного производства не пропорциональна росту капиталовложений и трудовых затрат, так как продуктивность земли ограничена естественными условиями (закон непропорционального роста прибыли Рикардо). Рост земельной ренты в сельской местности не может быть произвольным, как в городе, ибо крестьянин вовсе не обязан арендовать землю только у данного конкретного помещика и только в данном, определенном месте.

Все это, по мнению Лян Ци-чао, говорит о том, что в сельских районах не существует монополий меньшинства на землю, лишь городское землевладение носит монопольный характер. Следовательно, принцип ликвидации земельной монополии относится только к городским владениям, а не к сельским.

В Китае, констатировал Лян Ци-чао, в отличие от Шотландии, Ирландии, Восточной Пруссии, Австрии, России, США в сельском хозяйстве преобладает мелкое землевладение. После падения династии Мин вследствие особых исторических условий крупное землевладение постепенно распалось. По мнению Лян Ци-чао, основная масса китайских крестьян— это самостоятельные хозяева, которые после нескольких лет тяжелого труда и бережливости окажутся в состоянии приобрести землю и, как мелкие собственники, не должны будут платить никакой ренты. В случае же национализации земли им пришлось бы платить ренту государству. «Разве это не экспроприация государством плодов бережливости и трудов крестьянства!—восклицал автор. — Ведь самостоятельные крестьяне и мелкие помещики, обрабатывающие землю, — это основная опора нации. В интересах политического обновления страны государство обязано защищать их, экспроприация их земельной собственности принесет Китаю огромный политический и экономический ущерб».

Заимствуя доводы буржуазных экономистов Европы и Америки против национализации земли, Лян Ци-чао всячески подчеркивал преимущество частной инициативы, частного предпринимательства. Оп привел бесчисленное количество примеров, якобы неопровержимо доказывающих вредность и нерентабельность обобществленных хозяйств, в которых будто бы не заинтересованы ни чиновники, ни производители. По мнению Лян Ци-чао, в Китае будущее принадлежит крупному частному капиталу в промышленности и земледелии. Появление таких предпринимателей, по словам Лян Ци-чао, неизбежно, оно определяется экономической закономерностью, а попытки воспрепятствовать их появлению, предпринимаемые революционерами (национализация земли), напрасны.

Допуская в принципе в своей модели будущего общества существование частных капиталистических предприятий не только мелких, революционеры, по мнению Лян Ци-чао, не учитывали того обстоятельства, что из мелких капиталистов неизбежно вырастут крупные. Все меры, предупреждающие образование крупных капиталистических предприятий, неизбежно провалятся и нанесут народному хозяйству страны огромный вред.

Все изложенные выше возражения Лян Ци-чао относятся только к экономическим аспектам проблемы. Но он выдвигал также ряд доводов, связанных с политическими и социальными аспектами национализации земли.

Он считал, что только там, где существует частное предпринимательство, может быть подлинно демократический строй, а развитие государственного и общественного сектора неизбежно должно привести к «демократическому абсолютизму», к неограниченной власти чиновников, к злоупотреблению и произволу. Лян Ци-чао писал: «Даже в Англии при совершенстве ее политического устройства развитие некоторых обобществленных предприятий привело к произволу чиновников и государственной администрации. Что же говорить о Китае?.. Трудно представить себе всю опасность национализации для политических основ страны».

Основным мотивом сторонников национализации земли является борьба против расслоения общества на богатых и бедных, констатировал Лян Ци-чао, но разве можно достичь этой цели при помощи одной лишь национализации земли, без обобществления всех средств производства? Пока существует частная промышленность, частное горнорудное дело,

частная торговля, частные средства сообщения, частная кредитная система, классовая поляризация неизбежна.

Автор одной из статей в «Миньбао» утверждал, что самовластие мясных, табачных, мукомольных и других промышленных пищевых трестов вызвано тем, что их владельцы не только капиталисты, но одновременно крупные землевладельцы, получающие дешевое сырье со своих земель. Чтобы ограничить возможности трестов,   необходима   национализация земли. Лян Ци-чао рассуждал иначе: в случае национализации земли владельцы промышленных предприятий,   лишившись дешевого сырья, вынуждены будут покупать его у мелких крестьян, которые потребуют высокую цену — ведь на их плечи государство переложит всю тяжесть налогов. В таком случае тресты станут покупать сырье за границей, и китайские крестьяне не выдержат конкуренции   с иностранными поставщиками. Ликвидация земельной собственности крупных трестов не увеличит доходов трудового крестьянства, так как раньше, работая по найму, крестьяне получали хотя бы незначительное вознаграждение, теперь же, став мелкими арендаторами, они будут вынуждены платить государству земельную ренту. Сохранение земельной   собственности   трестов, обеспечивающей им дешевое сырье, не причинит вреда обществу, если же тресты лишить этого преимущества, они усилят эксплуатацию трудящихся, что приведет к еще большему обнищанию и без того нищего народа. Таким образом, национализация земли не сможет ни в какой степени обуздать самовластия и бесчинств богатых, но нанесет   огромный   удар бедноте.

Резко возражали конституционалисты и против единого земельного налога, предлагаемого Сунь Ят-сеном и его сторонниками. Лян Ци-чао утверждал, что революционеры хотели «все прежние налоги отменить и переложить их на плечи крестьян, пользующихся государственной землей». В результате, говорил он, промышленники, торговцы и все богачи не будут платить ни копейки государству, а труженики полей, те, кто обливается потом под палящим солнцем, должны будут отдавать пятую часть своего дохода государству (чем руководствовался Лян Ци-чао при этом подсчете — неизвестно). Автор утверждал, что национализация земли не в интересах бедняков, а в интересах богатых.

В конце статьи Лян Ци-чао, отдавая дань идеям Мальтуса, заявлял о принципиальной невозможности удовлетворения потребностей населения на всем земном шаре, тем более в Китае, даже при улучшении системы землепользования. Выход один — развитие крупных предприятий. Когда в промышленность вольется огромный поток людей, положение народа улучшится. Как прокормить быстро растущее городское население? На этот вопрос Лян Ци-чао ответа не давал.

Реформаторы предлагали передать муниципальной власти железные дороги, трамваи, электроосвещение, газ, водопровод и другие отрасли коммунального хозяйства, издать фабрично-заводской устав и правила цеховых объединений, ввести принудительное страхование, сберегательные кассы, установить подоходный налог, налог на наследства.

Лян Ци-чао утверждал, что проведение в жизнь мероприятий, предлагаемых социал-реформистами, поможет добиться цели без национализации земли.

Лян Ци-чао ополчался на Сунь Ят-сена, заявляя, что его идеи «ни рыба ни мясо, они не похожи ни на социал-реформизм, поддерживаемый Бисмарком, ни на революционные социалистические принципы Маркса и Бебеля». В ход были пущены избитые фразы об извечной якобы демагогии демократов, «при помощи которой они пытаются снискать одобрение подонков общества, всевозможных картежников, бродяг, разбойников, воров, нищих, хулиганов, уголовников, преступников, чтобы поднять еще раз восстание типа «красных бровей» и «желтых повязок»... Какое коварство замыслов, какая подлость в методах — уму непостижимо!».

Страх перед крестьянской войной заставлял Лян Ци-чао и других либеральных конституционалистов изощренно искать доводы против кардинального разрешения земельного вопроса. В дискуссии вообще обнаружилось, что реформаторы плохо знают действительное положение китайского крестьянства. Этим прежде всего и объясняются теоретическая отвлеченность и нередкое искажение фактов в их рассуждениях.




Предыдущие статьи на портале о спортивном и традиционном ушу: