Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Будущий государственный строй

Далее Лян Ци-чао подробно анализировал государственный строй конституционных демократических республик — США, Франции и Швейцарии — и делал вывод, что эти «порочные» страны, в которых не утихает борьба между различными партиями и группировками, не могут служить образцом для Китая. Более подходящим образцом для Китая, по его мнению, может служить Япония, где уже 40 лет, после реформ Мэйдзи, существует просвещенный абсолютизм. Китайский народ, считал Лян Ци-чао, из-за своего низкого политического и культурного уровня не способен воспользоваться справедливым законом и правами; простолюдин, избранный депутатом, назначенный чиновником или министром, неизбежно злоупотребит властью. Что произойдет, если поставить законопроект о бюджете на обсуждение парламента, состоящего из невежественных людей? Они либо слепо одобрят его, либо столь же слепо отвергнут, либо, наконец, выдвинут свой нелепый, нереальный, несостоятельный и вредный для государства законопроект. Если предоставить «этим дикарям» право депутатской неприкосновенности, они станут устраивать дебоши во время парламентских дебатов. Непросвещенный народ не дорожит избирательным правом, его легко подкупить, он руководствуется лишь личными и местными интересами и не понимает общественных и государственных. Словом, «китайским дикарям», по мнению Лян Ци-чао, нельзя поручать такое цивилизованное дело, как участие в парламенте.

 

Против немедленного перехода к конституционной монархии Лян Ци-чао выдвигал и другой аргумент: государственные административные учреждения не подготовлены к осуществлению такого режима. В Китае нет закона о гражданстве, отсутствуют критерии определения имущественного и образовательного ценза; нет твердого податного закона, точного учета налоговых поступлений; нет достаточного числа учебных заведений; не ведется учет населения и неизвестно его распределение по территории страны; не учреждена местная администрация; нет надежного полицейского и судебного аппарата; не разработаны уголовный, гражданский и административный кодексы. К этому следует добавить, что невозможно провести одновременные выборы по всей стране из-за неразвитости железнодорожной сети и других путей сообщения. Чтобы добраться до столицы из отдаленных провинций (Юньнань, Сычуань, Гуйчжоу), требуется полгода и больше. Лян Ци-чао считал, что пройдет еще минимум 10— 15 лет, прежде чем будут созданы необходимые условия для проведения выборов и осуществления конституционных реформ.

Лян Ци-чао обвинял революционных демократов в «пустозвонстве», в «безграничном легкомыслии», с которыми они рассчитывают создать благоденствующую республику через несколько лет после жестоких бедствий и разрушений, которые принесет революция. Он обвинял также монархических конституционалистов в «жалком подражании разрушителям», в «стремлении совершить великое дело за несколько часов и поскорее опубликовать списанные с европейских образцов конституционные статьи» и т. д.

В 1906 г. общественное мнение Китая все больше склонялось в пользу конституции, что заставило маньчжурское монархическое правительство дать обещание провести необходимую подготовку к введению конституционного строя. Соответственно изменилась и тактика некоторых либеральных политиков, не разделявших взглядов Лян Ци-чао на «просвещенный абсолютизм». Характерны в этом отношении взгляды, высказанные в статье Цюэ Миня «О взаимоотношении конституции и просвещения», опубликованной журналом «Дунфан». Автор статьи писал: хотя при невежестве, темноте и неграмотности китайского народа, в сущности, вообще бесполезно публиковать конституцию, но конституционалистское движение приняло такой размах, что правительство вынуждено пойти на ее провозглашение.

Автор заявлял, что вполне разделяет стремление народа к конституционной реформе в обстановке, когда «страна находится в смертельной опасности, когда иностранные державы нацелились на нас, как коршуны на добычу. Если откладывать конституционную реформу до тех пор, пока поднимется уровень народа, то Китай как государство может прекратить свое существование». Но как все-таки быть, если политический и культурный уровень китайского Народа еще низок? Цюэ Минь предлагал поступать по примеру Японии, которая на протяжении шести лет перед объявлением конституции усиленно распространяла просвещение. Автор предлагал также за шесть лет провести в Китае большую кампанию политического просвещения народа: создавать общества изучения конституции в городах, ввести в начальной школе специальные предметы — «гражданское воспитание» и «политика и право», расширить публичную лекционную пропаганду, устраивать массовые театральные представления просветительского характера.

К 1907 г. обстановка в Китае резко изменилась. 13 июля правительство вынуждено было опубликовать указ императора о подготовке к введению конституции. Соответственно изменили тактику и либералы. Теперь они выступили за немедленное введение конституции уже независимо от просвещения народа. Более того, они стали высказываться в том духе, что широко распространить просвещение можно только после учреждения конституционного строя. Примером такой перестройки может служить статья Ли Чжао «Об уровне народа», опубликованная в том же журнале «Дунфан».

В новых условиях изменил тактику и Лян Ци-чао. В 1907 г. он вместе со своими единомышленниками основал новую либерально-конституционную партию — Общество по изучению политических проблем (Чжэн вэнь шэ). Печатный орган этой партии, журнал «Чжэнло» («Политическое обозрение»), заменил закрывшийся к тому времени журнал «Синьмипь цунбао». В воззвании общества, написанном Лян Ци-чао, излагалась программа партии. Лян Ци-чао и его единомышленники выступали в поддержку маньчжурского монархического правительства, готовившего конституцию. От имени общества Ляп Ци-чао выдвинул такую платформу:

Учреждение парламента и сформирование облеченного ответственностью правительства. «Наша партия, — говорилось в воззвании, — за немедленный созыв парламента в знак того, что указ императрицы о конституции не есть пустое обещание. Наша партия за конституцию, но за монархический строй». Общество требует, чтобы, как и в других странах, где правительство, а не монархи несут ответственность за политику страны, будущий китайский парламент определил функции и компетенции правительства, ибо «без ответственного правительства политический строй страны не может отойти от абсолютизма».

Утверждение законов, гарантирующих независимость судебной власти от исполнительных властей. Это необходимо для охраны законности.

3.         Организация местного самоуправления и четкое разграничение центральной и местной власти. Центральное правительство не может управлять такой огромной территорией, как китайская. Поэтому необходимо создать местные органы, которые обучали бы народ участию в государственном и политическом управлении.

4.         Проведение осторожной внешней политики на взаимо-приемлемой основе. Внешняя политика правительства должна исходить из решений парламента, отражающих волю народа.

Несмотря на эволюцию во взглядах Лян Ци-чао и на различия во мнениях среди либералов, все они неизменно защищали мирные методы борьбы — «уговоры», «петиции», «прошения», которые помогают добиваться некоторых политических уступок от маньчжурского правительства. Во всех своих статьях как в период защиты «просвещенного абсолютизма», так и в период защиты «конституционного монархизма» Лян Ци-чао неизменно подчеркивал, что политические реформы нужны прежде всего самой маньчжурской династии.

Лян Ци-чао писал, что по методам борьбы созданная им политическая партия отличается от конституционных партий других стран. Общество по изучению, политических проблем всегда будет соблюдать порядок и выдвигать только правомерные требования, оно «даже в мыслях не допустит посягательства на престиж императорского двора или угроз общественной безопасности».

Из этого заявления видно, что политическая позиция Лян Ци-чао к 1907 г. претерпела существенные изменения. Если раньше оп выступал против клики Цыси и Жун Лу, за «просвещенного императора» Гуансюя, то теперь он отказался и от этого, заверяя, что «даже в мыслях не допустит посягательств на престиж императорского двора». Программные требования новой партии Лян Ци-чао в общем были ограничены рамками политической реформы и подготовки к конституции, обещанной императрицей и ее кликой.

В период острой полемики с революционными демократами либеральные конституционалисты во главе с Лян Ци-чао выступали против «трех парусов», т. е. против трех принципов Сунь Ят-сена, заявляя, что «корабль может опрокинуться под напором ветра, если будут подняты сразу три паруса». Они не хотели национальной и социальной революции, ратовали за политическую революцию — «однопарусный корабль». Под политической революцией они понимали конституционные реформы без свержения маньчжурской монархической власти.

Кан Ю-вэй, Лян Ци-чао и их сторонники опасались, что развитие антимонархической революции неизбежно приведет к развитию борьбы народа против империалистического господства, помещичье-феодального строя и в конечном итоге к утрате китайской буржуазией контроля над массами.

В статье «Об истории французской революции», опубликованной в «Синьминь цунбао», Кан Ю-вэй писал: «Народный гнев похож на огонь. Неосторожное пользование им может привести к самосожжению». Извращая историю французской революции, историю тайпинского движения и других крестьянских войн в Китае, автор пытался доказать бесплодность и бессмысленность насильственной революции. Лян Ци-чао в своих редакционных примечаниях к статье Кан Ю-вэя полностью поддержал его точку зрения.

Все это с достаточной убедительностью доказывает, что либеральные конституционалисты стояли за сохранение и укрепление феодально-деспотической маньчжурской монархической власти при некоторых политических и экономических уступках в пользу китайской буржуазии, которые могли быть достигнуты легальным путем.

 

 




Предыдущие статьи на портале о спортивном и традиционном ушу:

Наши партнеры
Одесская областная Федерация Ушу, Удивительный Китай, Ушу в Одессе