Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Омывающие Китай моря: физико-географический очерк, хозяйственное значение

Маньчжурское завоевание Китая в середине XVII века повлекло за собой новое ужесточение «морского запрета». Под натиском маньчжуров приверженцы Минской династии (1368— 1644 гг.) отступили и закрепились в горах Юго-Западного Китая и в прибрежных районах, опираясь на флот, находившийся в их руках. Но сил у повстанцев было мало, и остатки китайских войск в прибрежных провинциях, предводительствуемые Чжэн Чэнгуном, оставили матери к, перебравшись на Тайвань и прибрежные острова. Они на долгие годы превратились в основную базу сопротивления маньчжурскому владычеству в Китае.

Связи Китая с Тайванем были установлены еще в суйскую эпоху. Назывался тогда Тайвань Люцю (так, как теперь называется по-китайски архипелаг Рюкю). В состав китайского государства Тайвань вошел лишь в юаньский период (1280—1367 гг.), после того как монголы, завоевав Китай и создав на его территории свою империю, начали осуществлять завоевательские походы в соседние с Китаем страны. Были завоеваны и присоединены к империи Тайвань и о-ва Пэнху. Однако в минский период Тайвань вновь был потерян Китаем — его захватили голландцы.

Чжэн Чэнгун, высадившись со своими войсками на острове, разбил в нескольких битвах голландцев и заставил их капитулировать. В последующие годы отсюда уходили корабли с воинами, совершавшими нападения на маньчжурские посты на побережье, а иногда и рейды в глубь территории континентального Китая.

Боевые действия отрядов Чжэн Чэнгуна вызывали постоянную тревогу маньчжуров, основавших на территории Китая и некоторых соседних с ним государств свою империю Цин (1644—1911 гг.). Первоначально маньчжуры не имели флота для борьбы с Чжэн Чэнгуном, поэтому они решили использовать старую китайскую тактику «морского запрета» и изолировать побережье. С 1661 года началось выселение всего китайского населения из прибрежной полосы и переселение его в глубь страны. Было полностью запрещено китайцам под любым предлогом выходить в море. Повсюду на побережье строились военные сооружения, форты, сигнальные вышки.

Из этого можно сделать определенный вывод о том, что территория Цинского государства не выходила за пределы материкового Китая, именно так она представлялась самим цинским властям и, следовательно, линия морской границы страны совпадала с береговой линией.

Однако драконовские меры цинских властей не смогли воспрепятствовать помощи, которую получали бойцы Чжэн Чэнгуна от населения прибрежных провинций, как не смогли они помешать бегству из Китая тысяч и тысяч китайцев, искавших спасения от иноземных захватчиков в странах Южных морей.

Лишь в 1683 году маньчжуры смогли, наконец, овладеть Тайванем, ликвидировав основную базу антицинской борьбы. В течение нескольких предыдущих лет они постепенно захватили прибрежные острова и архипелаг Пэнху. Закрепление маньчжуров на Тайване, Хайнане и о-вах Пэнху как будто шло вразрез с их общей политикой отказа от прибрежных островов. Этот шаг можно считать вынужденным, он был вызван необходимостью уничтожить основные базы своих противников и держать под неослабным контролем районы, являвшиеся потенциальными — и стратегически удобными — очагами сопротивления маньчжурскому господству.

Что же касается прибрежных островов, откуда все население было в предыдущие годы отправлено в глубь страны, то цинские власти не проявляли к ним никакого интереса и фактически не претендовали на суверенитет над ними. Со временем этот суверенитет был все-таки распространен на них, но произошло это не по воле властей, а, так сказать, в «явочном порядке», после того как китайское население стало самовольно возвращаться на свои прежние места жительства.

В связи с ликвидацией последних очагов сопротивления маньчжурскому господству власти сочли возможным сделать некоторые послабления в «морском запрете». Но, как и в прошлом, эти послабления коснулись лишь морской торговли и захода в китайские порты иностранных кораблей. Выход же в море китайских судов строго регламентировался и контролировался. Китайские рыбаки, как правило, не отваживались выходить далеко в море и занимались промыслом в прибрежных водах. В дальние рейсы — в Японию и в страны Южных морей — уходили лишь купеческие суда, имевшие на то разрешение, да корабли с послами императорского двора.

островостров

Вторжение колониальных держав, стремившихся «открыть» Китай для европейского торгово-промышленного капитала, в конце концов поставило вопрос о суверенитете Китая в прибрежных водах. Однако проблема эта встала не сразу — долгое время китайские власти спокойно относились к тому, что иностранцы, не допускаемые в китайские порты, создавали на прибрежных островах своего рода опорные пункты, базы, с которых в Китай попадали товары европейской промышленности контрабандным путем. И лишь в середине XIX века императорские власти стали утверждать свой контроль над прибрежными островами и повели борьбу с контрабандистами.

Все это относится лишь к прибрежным островам. Что же касается островов, лежащих в открытом морс на значительном удалении от материка, то нет никаких данных о том, что цинское правительство предпринимало какие-либо попытки установить над ними свой суверенитет.

В 1872 году Япония присоединяет к своей территории королевство Рюкю, находившееся в даннических отношениях как с Китаем, так и с Японией, и начинает активное

военное освоение Восточно-Китайского моря. Политику цинских властей в отношении дальних островных территорий, вероятно, лучше всего характеризует высказывание наместника Линьцзяна Лю Куньи. Комментируя включение о-вов Рюкю (Люцю) в состав Японии и запрещение японскими властями отправки в Китай очередной рюкюской миссии с символической «данью», Лю Куньи писал: «Хотя острова Люцю номинально являются нашим вассалом, они но существенны для обороны Китая и поэтому не заслуживают того, чтобы мы тратили свои усилия на их сохранение». Китайские власти фактически никак но реагировали на деятельность японцев в Восточно-Китайском море.

В 1885 году японская администрация Рюкю провела широкое обследование о-вов Сенкаку (Сенто). По докладу обследователей было принято решение установить на о. Уоцури и о. Кобасё знаки, свидетельствующие об их принадлежности Японии. Обследование этих островов, в том числе и японским военно-морским флотом, продолжалось и в последующие годы. Наконец, 14 января 1895 г., то есть в период японо-китайской войны, острова были официально включены в состав японской территории.

О существовании о-вов Сенкаку было известно еще в XIII—XIV веках. О них упоминают китайские и рюкюские хроники, называя их; навигационными ориентирами для мореплавателей. Однако ни в одной хронике нет никаких указаний на то, что эту группу необитаемых, лишенных питьевой воды скалистых островков Китай или Рюкю считали бы принадлежащими себе. Иными словами, можно говорить о том, что до присоединения их к Японии и создания на них рыболовной базы они представляли собой группу никому не принадлежавших островов. Япония не только провозгласила свой суверенитет над ними, но и предприняла определенные шаги для фактического подтверждения декларации о суверенитете.

Характерно, что в тот период Китай никак не отреагировал на акцию Японии. Во время японо-китайских мирных переговоров в Симоносеки китайская делегация не затрагивала этот вопрос, и он там не обсуждался.

С конца XIX века и вплоть до того момента, когда военные действия на Тихом океане в 1941 —1945 годах, приближаясь к берегам Японии, сократили район промысла японских рыбаков, о-ва Сенкаку постоянно использовались ими в качестве своей базы.

После второй мировой войны о-ва Рюкю и Сенкаку перешли под контроль американской военной администрации. Когда оккупационные власти США решили создать на одном из островов группы Сенкаку — Кобасё свой полигон, выяснилось, что в конце прошлого века этот островок был сдан японскими властями в аренду, а затем и продан жителю г. Наха (о. Окинава) Дзэндзи Кога. Американские власти не оспаривали принадлежность острова японскому гражданину, согласившись выплачивать за его использование арендную плату в сумме 11 тыс. долл. в год.

О существовании островов Южно-Китайского моря было известно гораздо раньше: уже в конце I в. н. э. китайские мореплаватели совершали экспедиции на Парасельские острова.

После захвата китайскими войсками всех Парасельских островов в январе 1974 года в журнале «Минбао юэкань», издаваемом в Гонконге на китайском языке, появилась серия материалов по истории освоения китайцами этих островов. В материалах приводятся сведения о том, что Фа Синь — китайский буддийский монах, совершивший в V веке путешествие в Индию, возвращался на родину морским путем и посетил Парасельские острова.

Тот же журнал сообщает также, что во время второй мировой войны и во время китайской экспедиции на острова в 1947 году в коралловых рифах о. Рошез были найдены китайские монеты, относящиеся к периоду правления тайского императора Сюань-цзуна (847 — 860 гг.).

Все это является свидетельством того, что китайские мореплаватели посещали Парасельские острова. Именно через Парасельские острова проходил маршрут торговых судов, отправлявшихся в страны Южных морей, мимо них плыли корабли с монгольскими войсками, направленными но приказу Хубилая на Яву, через них лежал путь подавляющего большинства китайских эмигрантов, вопреки «морскому запрету» покидавших Китай в периоды массовых стихийных бедствий и острых политических потрясений. Побывал на них и Чжэн Хэ во время своих военно-политических экспедиций на Запад. Однако китайцы не обосновывались на островах и не использовали их в своей хозяйственной деятельности.

Лишь с середины XIX века, после ослабления строгостей «морского запрета», у Парасельских островов стали спорадически появляться китайские рыбаки.

Ранее — с конца XVII — начала XVIII века — экзотические богатства островов осваивались вьетнамцами, которые организовывали регулярные экспедиции на острова, создав даже для этих целей специальное военно-хозяйственное подразделение. Вьетнамцы и зафиксировали в своих хрониках появление на островах китайских рыбаков.

К 1836 году вьетнамские хроники относят прибытие на Парасельские острова специального отряда, который по приказу императора Вьетнама установил на них десять деревянных 5-метровых стел с надписями о принадлежности островов Вьетнаму.

В конце XIX века китайские власти в официальном порядке продемонстрировали, что они не имеют никакого отношения к этим островам. В середине 90-х годов вблизи группы Амфитрит Парасельских островов потерпели аварию и затонули два английских судна с грузом меди. Позднее часть этой меди была обнаружена на о. Хайнань. Поскольку затонувший груз являлся британской собственностью и, узнав, что китайцы организовали подъем его в китайских территориальных водах у Парасельских островов в обход владельцев, английский посланник в Пекине заявил китайским властям протест. Однако ведомство внешних сношений цинского двора отметило, что Китай не может нести ответственность за расхищение затонувшего груза, поскольку Параселы   не принадлежат ему.