Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Проблема островов Сенкаку

 

Вместе с тем в Токио считали, что в Восточно-Китайском море существует две проблемы, которые не следует смешивать: во-первых, проблема принадлежности о-вов Сенкаку и, во-вторых, проблема разграничения континентального шельфа и координации усилий всех заинтересованных стран по совместному освоению его ресурсов. Учитывая то обстоятельство, что территориальный спор об о-вах Сенкаку может на долгие годы заблокировать возможности разведки и эксплуатации ресурсов дна, японское правительство обратилось к гоминдановской администрации Тайваня и южнокорейским властям с предложением обсудить вопрос о начале совместных работ на континентальном шельфе, не затрагивая при этом территориальных вопросов. Такое неофициальное совещание представителей трех сторон и состоялось в Сеуле в ноябре 1970 года.

На совещании в Сеуле между его участниками была достигнута договоренность о создании неправительственного трехстороннего комитета связи, с тем чтобы начиная с 1971 года вести совместные работы по разведке и разработке нефтяных ресурсов Желтого и Восточно-Китайского морей в районах, прилежащих к берегам Южной Кореи, Японии и Тайваня.

В связи с проведением этого совещания счел нужным изложить свою позицию и Пекин, хранивший до того времени молчание по поводу спора о принадлежности о-вов Сенкаку. Объясняя причины этого молчания Пекина, английская газета «Гардиан» в декабре 1970 года писала: «В конце концов Чан Кайши в каком-то смысле защищал интересы Китая...» Причину изменения Китаем своего подхода и выступления его с изложением своей позиции «Гардиан» объясняла так: «Китайцев сейчас возмущает то обстоятельство, что между Тайванем и Японией, по-видимому, заключена какая-то сделка за счет территориальных интересов Китая».

В специальном комментарии Синьхуа, опубликованном в связи с завершением сеульского совещания, оно характеризуется как главным образом политическое, направленное на подготовку «новых агрессивных актов в отношении Китая и Кореи». Вопросы же технико-экономические, которые в действительности обсуждались на совещании, затрагиваются в комментарии лишь вскользь.

Пекин расценил достигнутую в Сеуле договоренность как «повое преступление, совершенное японским милитаризмом в планировании агрессин против Китая и Кореи при поддержке американского империализма, и новую серьезную провокацию американских и японских реакционеров против китайского и корейского народов».

Следует отметить, что острие всего комментария было направлено преимущественно против «японского милитаризма» и политики Э. Сато, бывшего в то время премьер-министром. Правительство Сато в этой публикации обвиняется в том, что «японские милитаристские силы еще наглее вступили на путь агрессии против Китая и Корен», что «японский милитаризм неистово занимается расширением вооружения и подготовкой войны» и т. д.

Комментарий не обходит молчанием участие в совещании представителя гоминдановской администрации Тайваня, однако в конкретном вопросе об о-вах Сенкаку Пекин полностью солидаризировался с позицией Тайбэя, поддержав, по существу, выдвинутые им притязания на острова.

В комментарии, в частности, отмечалось, что, «пользуясь поддержкой американского империализма, реакционное правительство Сато ищет различные предлоги в попытках присоединить к территории Японии о-ва Дяоюйдао, Хуапвэйюй, Чивэйюй, Ианьсяодао, Бэйсяодао (Уоцури, Кобасё, Секиби, Минами Косима, Кита Косима) и другие острова и воды, принадлежащие Китаю».

Еще более определенно изложена позиция Китая в вопросе об о-вах Сенкаку в статье, опубликованной в «Жзньминь жибао» 29 декабря 1970 г. В пой, в частности, указывается: «Японская реакция не только замышляет ограбление подводных ресурсов нашей страны, но и пытается присоединить, к территории Японии Дяоюйдао и другие принадлежащие Китаю острова и морские зоны... Дяоюйдао, Хуанвэйюй, Чивэйюй, Ианьсяодао, Бэйсяодао и другие острова, так же как и Тайвань, испокон веков являются китайской территорией. Это — исторический факт, который никому не изменить; какой бы предлог ни фабриковала японская реакция, какие бы фокусы она ни выкидывала, ей никогда не осуществить свой замысел оккупировать священную территорию Китая».

Опубликование этих материалов свидетельствовало, что Китай не останется в стороне от спора о принадлежности о-вов Сенкаку. При этом в общих чертах становилось ясным, что позиция Пекина диктовалась в тот период не столько стремлением утвердить свою юрисдикцию над богатыми районами континентального шельфа, сколько желанием заполучить в своих отношениях с Японией такой фактор, который, по мнению Пекина, мог бы стать мощным рычагом политического, а при необходимости — и силового давления на нее.

Позиция КНР в вопросе о Сенкаку совпала с общим ужесточением тогдашней политики Пекина в отношении Японии. Причины этого лежали в его недовольстве укреплением японо-американского союза, включением в сферу действия «договора безопасности» Тайваня, Южной Кореи и Индокитая, а также в растущих претензиях Японии на роль лидера в Азии (в союзе и при поддержке Соединенных Штатов). Борьба против японского милитаризма шла в китайской пропаганде этого периода на первое место, становясь в один ряд с выступлениями против «гегемонии сверхдержав».

Однако, выступая против японского милитаризма, китайская пропаганда, по существу, «замыкала» все свои выступления на кабинете Э. Сато и на самом премьер-министре, оставляя широкие возможности для контактов с различными группировками правящей либерально-демократической партии (ЛДП) Японии в период «после Сато». Пекинские политики рассчитывали, что их нападки лично на Сато и на проводимую его кабинетом (и его фракцией ЛДП) политику смогут помочь внутренней оппозиции добиться смены кабинета и что с этим новым кабинетом Пекин сможет более успешно решить задачу нормализации китайско-японских отношений на основе признания правительства КНР единственным законным правительством Китая и суверенных прав Китая на Тайвань. Одним из объектов нападок на Сато и его правительство и была позиция Японии в вопросе принадлежности о-вов Сенкаку, сводящаяся к тому, что о-ва Сенкаку — часть территории Японии.

17 июня 1971 г. подписанием соглашения о передаче Японии всех административных, законодательных и судебных прав на о-ва Рюкю завершились японо-американские переговоры о возвращении Японии о-вов Рюкю, начавшиеся еще в декабре 1969 года. Соглашение вступало в силу с 15 мая 1972 г. Под действие этого соглашения подпадали и о-ва Сенкаку, на которых был создан учебный полигон американских вооруженных сил и которые после окончания второй мировой войны находились, как и архипелаг Рюкю, в ведении американской военной администрации.

Накануне подписания японо-американского соглашения о возвращении Японии о-вов Рюкю (префектуры Окинава), 11 июня 1971 г., «министерство иностранных дел» гоминдановской администрации Тайваня опубликовало заявление с резким протестом против подписания планируемого соглашения. При этом Тайбэй исходил из того, что по мирному договору с Японией «будущий статус архипелага Рюкю должен быть определен главными союзными державами». Поэтому «Китайская Республика крайне неудовлетворена тем, что Соединенные Штаты без проведения надлежащих консультаций неожиданно передают Японии о-ва Рюкю».

ПРОБЛЕМА ОСТРОВОВ СЕНКАКУПРОБЛЕМА ОСТРОВОВ СЕНКАКУ

Что же касается о-вов Сенкаку, то в документе категорически утверждалось, что эти острова (в документе они именуются Дяоюй ледао) относятся «к провинции Тайвань и составляют часть Китайской Республики». «Ввиду того, — говорится далее в заявлении, — что в силу своего географического положения, геологического строения, исторических связей и продолжительного по времени использования населением провинции Тайвань эти острова давно уже связаны с Китайской Республикой, правительство Китайской Республики на основании священной обязанности защищать и оберегать земли отечества ни при каких обстоятельствах не может поступиться суверенитетом хотя бы пяди своей территории».

Таким образом, аргументируя свою позицию, тайваньская администрация делала упор, во-первых, на то, что японо-американское соглашение о возвращении о-вов Рюкю Японии является нарушением ранее принятых Соединенными Штатами обязательств, поскольку оно вступает в противоречие с Каирской декларацией 1943 года, Потсдамскими соглашениями 1945 года и ст. 3 Сан-Францисского мирного договора, и, во-вторых, на особенности физико-географического положения о-вов Сенкаку. При этом вопросу «исторических связей» островов с Тайванем (Китаем) уделено чрезвычайно мало внимания, эти «связи» играют второстепенную, вспомогательную роль, выступают как обстоятельство, само собой вытекающее из особенностей их физико-географического положения.

Говоря об особенностях «геологического строения», тайваньская администрация имела в виду концепцию о том, что о-ва Сенкаку представляют собой поднимающиеся над поверхностью моря холмы континентального шельфа, безусловно, по ее мнению, принадлежащего Китаю,— концепцию, изложенную годом раньше газетой «Чжунъян жибао».