Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Проблема островов Сенкаку

 

Оставим на совести автора включение о-вов Сенкаку в состав архипелага Рюкю. Вероятно, автор несколько утрировал и то обстоятельство, что, не имея будто бы Сенкаку, Япония вообще не сможет претендовать на долю участия в эксплуатации континентального шельфа. Но совершенно очевидно, что в этом случае район континентального шельфа, на который Япония будет иметь право претендовать, значительно сократится. К тому же, как это уже отмечалось, исследования показали, что нефтеносный слой в районе островов является наиболее мощным на всем шельфе Восточно-Китайского моря. Из этого можно сделать вывод, что японская сторона, крайне заинтересованная в том, чтобы иметь собственные запасы энергетического сырья, безусловно, постарается сохранить свой суверенитет над островами.

Интересно отметить, что китайская сторона лишь однажды выступила с изложением своей позиции по данному вопросу в официальном документе, что резко отличает китайскую политику в вопросе об о-вах Сенкаку от того курса, который она проводит в отношении островов Южно-Китайского моря. Точно так же и число публикаций по этому вопросу в китайской печати исчисляется единицами, причем все они, по существу, в разных выражениях пересказывают заявление МИД КНР от 30 декабря 1971 г.

В целом создается впечатление, что к моменту возникновения спора и позднее, когда Пекин счел нужным изложить свою позицию в этом вопросе, китайская сторона не располагала достаточным количеством весомых аргументов в поддержку своих притязаний. Наряду с этим можно предположить и то, что, использовав проблему Сенкаку как средство для оказания дополнительного давления на Э. Сато, китайская сторона сознательно приберегает ее для будущего использования. Вполне вероятно, что в подходящий момент она вновь будет нагнетать напряженность вокруг этой проблемы, с тем чтобы с ее помощью получить или попытаться получить максимальные политические выгоды из японо-китайских отношений и от позиции Японии. Такое предположение достаточно определенно подтвердили события в районе островов в апреле 1978 года, о чем речь пойдет ниже. Таким образом, проблема Сенкаку призвана сыграть, по расчетам пекинских стратегов, роль своего рода «бомбы замедленного действия» в китайско-японских отношениях.

В результате нормализации китайско-японских отношений стороны заключили ряд соглашений и подписали так называемый договор о мире и дружбе, что было предусмотрено в совместном заявлении об итогах переговоров Чжоу Эньлая с К. Танакой. Естественно было предположить, что этот договор, в котором, очевидно, должны быть заложены принципиальные основы дальнейшего развития китайско-японских отношений, подведет черту под прошлым, урегулировав оставшиеся спорные вопросы, и прежде всего территориальный вопрос. Однако в ноябре 1974 года, во время встречи заместителей  министров  иностранных дел КНР и Японии Хань Пяньлуна и Ф. Того, китайская сторона предложила не обсуждать при подготовке договора о мире и дружбе территориальный вопрос. По предложению КНР этот вопрос должен решаться на специальных переговорах после заключения договора. Позднее заместитель председателя либерально-демократической партии Синна сообщил, что стороны достигли договоренности не затрагивать пока проблему принадлежности о-вов Сенкаку.

Очевидно, что рассмотрение проблемы Сенкаку было отложено во имя форсированной подготовки и подписания китайско-японского договора. Таким образом, позиция Пекина в китайско-японских отношениях состоит в том, чтобы расчленить их на отдельные проблемы и вести переговоры по каждой проблеме отдельно, безотносительно к переговорам по другим вопросам. Иными словами, даже напряженность, возникшая по территориальному вопросу, не должна была, по мнению Пекина, задерживать и мешать урегулированию других вопросов двусторонних отношений, в частности заключению договора о мире и дружбе.

Добиваясь скорейшего заключения этого договора, Китай был больше всего заинтересован в том, чтобы включить в него статью о совместном противодействии «гегемонизму» в Азии. (В Пекине не скрывают, что под этим термином понимается борьба против СССР.) Вместе с тем, следуя своей обычной тактике затягивания урегулирования погранично-территориальных споров, Китай стремился отложить обсуждение вопроса об островах и перевести его в русло обычных дипломатических переговоров, которые должны состояться в неопределенном будущем. Он и предпринял маневр с этой целью, маскируя его стремлением «облегчить» переговоры, сняв с их повестки один из спорных вопросов.

Что же касается японской стороны, то, соглашаясь с китайским предложением отложить обсуждение вопроса о принадлежности островов, она рассматривала это как косвенное подтверждение правоты своей позиции. При этом следует подчеркнуть повышенную заинтересованность Японии в о-вах Сенкаку, ибо Сенкаку — это ключ к обладанию районом шельфа с самым большим в Восточно-Китайском море содержанием нефти — свыше 50 тыс. баррелей на 1 кв. км.

Однако фактически оставление проблемы Сенкаку для последующего решения означало, что острова по-прежнему представляют собой потенциальную конфликтную зону. Пекинское руководство, как показывает практика, обычно использует любые разногласия с определенными государствами по погранично-территориальным вопросам в качестве средства военно-политического давления на соседей с целью принудить их проводить нужный Пекину политический курс.

Отложив до последующего обсуждения и урегулирования с Японией территориальный вопрос, Пекин сосредоточил свои усилия на том, чтобы довести до подписания договор о мире и дружбе. Сможет ли этот договор предупредить какие-то действия китайской стороны в отношении Сенкаку в период до урегулирования, которые нанесли бы ущерб правам и интересам Японии? Опыт пограничной политики Китая совершенно определенно дает на этот вопрос отрицательный ответ. Сошлемся еще раз на события в пограничных с Китаем районах Бирмы в 1967 году и в более поздние годы, возникшие несмотря на существование договора о дружбе и ненападении между двумя странами, подписанного 28 января 1960 г.

На какой основе намерен Пекин в действительности искать решение территориальной проблемы с Японией после заключения договора о мире и дружбе, указывает высказывание заместителя премьера Госсовета КНР Дэн Сяопина, который на встрече с группой зарубежных китайцев достаточно определенно заявил, что Китай не намерен уступать эти острова. Небезынтересно отметить, что Дэн Сяопин сделал это заявление почти в то же время, когда представители Китая вели переговоры со своими японскими коллегами относительно того, чтобы отложить обсуждение вопроса о Сенкаку на период «после заключения договора».

И в первых числах апреля 1978 года, буквально накануне начала заключительного раунда переговоров относительно договора о мире и дружбе, Пекин пошел на резкое нагнетание напряженности в районе Сенкаку, еще раз подтвердив справедливость высказанных выше предположений о том, что при соответствующем развитии китайско-японских отношений он попытается использовать эту территориальную проблему для давления на Японию.

Обострение произошло в момент, когда японские политические круги активно обсуждали перспективу возобновления переговоров с Китаем относительно договора о мире и дружбе и предлагали при этом, по меньшей мере, уточнить позиции сторон в территориальном вопросе.

Что касается первого вопроса, то, как об этом сообщило 9 апреля 1978 г. агентство Рейтер, было достигнуто принципиальное решение о возобновлении в ближайшем будущем переговоров о заключении японо-китайского договора. Наряду с этим политические круги Японии все активнее стали выступать и по территориальному вопросу, настаивая на необходимости обсуждения с Китаем и проблемы Сенкаку. Так, один из лидеров ЛДП, председатель ее исполнительного совета Я. Накасонэ заявил, что нельзя оставлять неурегулированными вопросы, имеющие непосредственное отношение к договору о мире и дружбе с КНР. Поэтому, подчеркнул Накасонэ, до заключения договора надо полностью разъяснить позиции сторон по вопросу о принадлежности Сенкаку.

Таким образом, японская сторона, продемонстрировав, с одной стороны, готовность к скорейшему возобновлению переговоров о японо-китайском договоре, показала, с другой стороны, что в территориальном вопросе она и в будущем намерена твердо придерживаться своих прежних позиций.

12 апреля 1978 г. появились сообщения о массовом нарушении китайскими рыболовными судами японских территориальных вод в районе Сенкаку. Агентство Киодо Цусин передало в этот день сообщение японского управления безопасности на море о том, что около 100 китайских рыболовных судов водоизмещением до 100 т вошли в территориальные воды Японии в районе о-вов Сенкаку и ведут там лов рыбы. На предложение японских пограничников покинуть территориальные воды Японии китайцы ответили отказом, вывесив заранее приготовленные плакаты, надписи на которых гласили, что о-ва Сенкаку являются китайской территорией и китайцы имеют право ловить рыбу в территориальных водах Китая. На китайских судах имелись пулеметы, члены экипажей были вооружены автоматами.

МИД Японии и японское посольство в Пекине немедленно сделали представление китайской стороне. Сотрудник японского посольства в Китае М. Доноваки посетил МИД КНР, где имел беседу с заместителем заведующего отделом стран Азии Ван Сяотонем. Выразив сожаление по поводу инцидента, японский дипломат потребовал ухода китайских судов из акватории о-вов Сенкаку.

Как сообщало агентство Киодо Цусин, беседа проходила следующим образом:

«Ван: Китайские рыболовные суда занимаются промыслом рыбы в этом районе много лет. В этом нет ничего нового. Инцидент в настоящее время был совершенно случайным и не был запланирован.

ПРОБЛЕМА ОСТРОВОВ СЕНКАКУПРОБЛЕМА ОСТРОВОВ СЕНКАКУ

Доноваки: Мы хотели получить заверения, что такой инцидент не повторится.

Ван: Мы подходим к этому вопросу в настоящее время с точки зрения китайско-японской дружбы. Мы будем подходить к этому вопросу с этой же точки зрения и в будущем.

Доноваки: Мы хотим получить разъяснение, которое удовлетворит общественное мнение Японии.

Ван: Китайско-японская дружба имеет весьма важное значение, и мы не хотим причинять ей ущерб. По этому вопросу мы придерживаемся такой позиции.

Доноваки: Нам не вполне понятно, когда вы лишь заявляете, что это случайность.

Ван: У нас нет никакого намерения причинить ущерб китайско-японской дружбе, но этот инцидент произошел. Следовательно, он является случайным. Япония, по-видимому, считает, что он совершен намеренно, но это совсем не так. Не произошло никакого изменения в позиции Китая в отношении китайско-японской дружбы и проблемы о-вов Сенкаку»

Особый интерес представляет последнее замечание Ван Сяоюня. Из этих слов должно следовать, во-первых, что Китай продолжает занимать позицию, изложенную в заявлении МИД КНР от 30 декабря 1971 г., то есть продолжает претендовать на суверенитет над островами, что подтверждается и действиями китайской стороны во время происшедшего инцидента. Вместе с тем, во-вторых, из этого должно, вероятно, следовать, что Китай по-прежнему будет уклоняться от конкретного обсуждения с Японией территориальных вопросов.

 

На правах рекламы

Сейчас трудно найти взрослого человека, который бы ни разу в своей жизни не участвовал в выборах. Многие считают, что чаще всего от выбора одного человека ничего не зависит. Но это не так. Попробовать проверить это можно в системе электронной демократии. В дальнейшем вы убедитесь в силе демократии.