Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Лисы-оборотни

С наступлением сумерек шум внезапно стих. Хозяин открыл дверь комнаты и увидел трех лисиц, которые, тяжело и часто дыша, неподвижно лежали на полу. Господин Пэй схватил плеть и принялся хлестать лисиц. Он бил их до тех пор, пока они не издохли. Через десять дней мальчик поправился.
Как-то раз двое мальчиков-братьев работали в поле. Внезапно появился отец и набросился на них с ругательствами и кулаками. Мальчики пожаловались матери. Мать расспросила отца. Отец перепугался: он понял, что это бес-оборотень. Он велел своим сыновьям убить его, если тот появится еще раз, но призрак затаился и больше не приходил. Отец, опасаясь, что призрак так или иначе изведет его сыновей, отправился присмотреть за ними. Мальчики же, приняв его за беса, убили его и закопали. Тогда призрак поспешил к их дому, принял облик отца и сказал, что сыновья убили оборотня. Вечером мальчики вернулись домой, все их поздравляли, и несколько лет никто не догадывался, в чем дело. Как-то раз мимо их дома проходил даосский наставник. Он сказал братьям: «Ваш отец окружен весьма неблагоприятной аурой». Сыновья сообщили об этом отцу, и тот пришел в неописуемую ярость. Мальчики поспешили обратно к священнослужителю и посоветовали ему поскорее убраться. Но наставник с громкими возгласами вошел в дом, и отец, вмиг превратившись в старого лиса, скрылся под кроватью. Его тут же поймали и прикончили. Тут и выяснилось, что тот, которого мальчики убили прежде, оказывается, был их настоящий отец. Его перезахоронили и соблюдали по нему траур, как положено. Вскоре один из сыновей от отчаяния покончил с собой, а другой так горевал, что вскоре тоже умер.

Порой народная молва наделяла лисиц-оборотней колдовскими способностями на том основании, что они якобы владеют таинственной жемчужиной, которая на самом деле является их душой. Лю Цюань-бо, живший при династии Тан, пишет, что Чжун-ай (т. е. «любимый всеми»), сын его кормилицы, в юности забавлялся тем, что ставил ночью на дороге сеть для того, чтобы поймать кабана, лисицу или еще какого-нибудь зверя. Как- то вечером Чжун-ай расставил сети неподалеку от деревушки, а сам спрятался, желая посмотреть; что будет дальше. Вдруг он услышал в темноте звук шагов, а чуть позже крадущегося зверя. Заметив сеть, зверь встал на дыбы и превратился в женщину, одетую в красную юбку. Обойдя сеть, женщина подошла к повозке, что стояла перед Чжун-аем, поймала крысу и съела ее. При виде такого зрелища Чжун-ай закричал, женщина бросилась прочь и попала в сеть. Чжун-ай стал колотить ее дубиной и, как ему показалось, забил ее до смерти. Но поскольку женщина не изменила своего облика, как полагалось оборотню после смерти, Чжун-ай усомнился, что перед ним оборотень и испугался. «А вдруг она человек?»— подумал он и бросил тело, сеть и все остальное в водоем, в котором вымачивали пеньку. Вернувшись домой глубокой ночью, он рассказал о произошедшем родителям. Родители испугались, что их сына обвинят в убийстве, и семья решила наутро бежать. Однако Чжун-аем снова овладели сомнения. «Видано ли это, чтобы женщины пожирали живых крыс? — сказал он самому себе. — Наверное, это все же была лисица». Он снова пошел к водоему и увидел, что женщина ожила. В страхе он ударил ее большим топором прямо по пояснице — и женщина тут же превратилась в старую лисицу. Обрадованный Чжун-ай отнес зверя в деревню. Лисица была еще жива, и один буддийский монах посоветовал Чжун-аю сохранить ей жизнь. «Во рту у лисицы спрятана колдовская жемчужина, если сможешь завладеть ею, тебя полюбит вся Поднебесная», — сказал он. Связав лисице лапы, монах положил ее в корзину и сверху накрыл крышкой. Когда через несколько дней лисица уже могла есть, он закопал в землю сосуд с узким горлышком — так, чтобы горлышко находилось на уровне поверхности земли. Потом он бросил в сосуд два куска жареной свинины. Лисица, желая получить мясо, но будучи не в силах добраться до него, положила морду на горлышко сосуда. Когда мясо остыло, монах бросил в сосуд еще два куска. Постепенно рот у лисицы наполнился слюной. А монах все бросал и бросал мясо — до тех пор, пока лисица наконец не изрыгнула жемчужину и не умерла. Формой жемчужина напоминала игральную шашку: она была идеально круглой и изумительно красивой. Чжун-ай часто носил ее в своем поясе, и люди любили и высоко ценили его.

Во время Хань уроженец округа Пэйго по имени Чэнь Сянь был военным наместником в Сихае. В один из дней выяснилось, что воин из его личной охраны Ван Линсяо по неизвестной причине сбежал. Через некоторое время его нашли, и разъяренный Сянь даже хотел его казнить, однако в конце концов сменил гнев на милость. Однако через некоторое время Сяо сбежал вторично. Сянь его долго не мог отыскать и потому посадил в тюрьму его жену. Но когда жена ответила без утайки на все вопросы, Сянь понял, что Сяо увела нечистая сила. Решив разыскать пропавшего во что бы то ни стало, наместник с несколькими десятками слуг и охотничьими собаками стал рыскать за стенами города. Через некоторое время Сяо был обнаружен в пустом могильном склепе. Оборотень же, услыхав голоса людей и лай собак, скрылся. Люди, посланные Сянем, вывели Сяо наружу. Обликом он совершенно уподобился лисицам, человеческого в нем почти ничего не осталось. Он не разговаривал, а только бормотал: «А- Цзы!» (А-Цзы была кличка лисы.) Лишь дней через десять он постепенно начал приходить в себя и тогда рассказал: «Однажды в дальнем углу дома между куриных насестов появилась прекрасная женщина. Назвавшись А-Цзы, она стала манить меня к себе. И так было до тех пор, пока я, сам того не желая, не пошел за ней, повинуясь ее призыву. Тут же она стала моей женой, и в тот же вечер мы оказались в ее доме... Дальше ничего не помню. И лишь когда меня нашли собаки, почувствовал радость». «Это горная нечисть», — определил приглашенный по такому случаю даос-гадатель.



Похожие материалы на портале о спортивном и традиционном ушу: