Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Гибель династии Чжоу.

После смерти Му-вана престол перешел к его потомкам и через несколько поколений попал в руки Ли-вана. К этому времени чжоуское государство пришло в еще больший упадок. Ли-ван, жадный и жестокий, в конце концов был изгнан своим народом и умер в глубокой старости на чужбине. Его сын Сюань-ван, унаследовавший Поднебесную, согласно единодушному признанию всех историков, был достаточно разумен и несколько укрепил положение династии. Но процветание длилось недолго.

Ошибки Сюань-вана в управлении государством вернули все в прежнее состояние. Сюань-ван совершал также неблаговидные поступки, подорвавшие его личную репутацию. Согласно преданию, он трагически погиб от руки «мстительного злодея».

История его гибели такова. Рассказывают, что сановником при его дворе был правитель удела Ду. Его называли еще Ду-бо. У Сюань-вана была наложница по имени Нюйхан, которой нравился молодой и красивый Ду. Она захотела вступить с ним в преступную связь, но честный Ду сначала мягко, а потом в очень резкой форме отказал ей. Разгневанная женщина пошла с плачем к Сюань-вану и оклеветала Ду: он якобы осмелился среди бела дня грубо приставать к ней. Когда Сюань-ван услышал об этом, он не стал разбираться, правда ли это, поверил всему, пришел в ярость и приказал посадить Ду в темницу. Ду собирались казнить, хотя проведенное расследование и не доказало его вины. В то время один из его друзей, Цзо Жу, также служивший чиновником при дворе, возмущенный несправедливым обвинением против Ду, смело пошел к Сюань-вану, чтобы опровергнуть клевету. Он долго уговаривал Сюань-вана, однако упрямый правитель обвинил заступника в том, что тот выступает против своего господина и покрывает друга. Цзо Жу ответил, что, если друг поступил правильно, а князь не прав, нужно стать на сторону друга и пойти против князя. Сюань-ван, услышав такие речи, рассердился и пригрозил ему смертью, если он не откажется от своих слов. Цзо Жу в ответ засмеялся и сказал, что в древности благородные воины не искали глупой смерти, но и не изменяли своим убеждениям, чтобы сохранить себе жизнь. Сюань- ван приказал казнить невинного Ду. Цзо Жу понял, что Сюань-ван и впредь намерен злоупотреблять своей властью и не способен выслушать разумные доводы. Вернувшись домой, он покончил жизнь самоубийством. Говорят, что Ду перед смертью гневно заявил, что не пройдет и трех лет после его смерти, как правитель поймет, что он казнил безвинного. Три года прошли незаметно. Люди забыли о предсмертных словах Ду-бо. Однажды Сюань-ван с удельными князьями отправился на охоту в болота Путянь в сопровождении нескольких сотен колесниц и десятков тысяч слуг. Вдруг ровно в полдень появилась необычная белая колесница с запряженными в нее белыми конями. В ней сидел человек, одетый во все красное, в руках у него был красный лук и красные стрелы. Все сразу узнали в нем князя Ду, казненного ровно три года тому назад. Люди в панике бросились в разные стороны. Колесницы и лошади беспорядочно смешались. Быстрая, как молния, колесница Ду обогнала колесницу Сюань- вана. Со свистом вылетела стрела и попала прямо в сердце Сюань-вана. Сюань-ван схватился обеими руками за торчащую стрелу, покачнулся, упал на свой лук и больше уже не двигался. Белая колесница бесследно исчезла.

После смерти Сюань-вана правителем стал его сын Ю-ван. В то время вся власть при дворе была в руках рода Инь-ши. В течение нескольких поколений никто из этого могущественного и многочисленного рода не отделялся, чтобы жить самостоятельно. Из-за того, что Инь-ши не занимались управлением, дела в государстве были в плачевном состоянии, народ бедствовал. Появились странные слухи, например, что реки Цзиншуй, Вэйшуй и Лошуй, которые вытекали с горы Ци- шань, вдруг пересохли и сама гора Цишань, которая была залогом счастья народа Чжоу, рухнула, что несколько быков превратились в огромных тигров, а стадо баранов — в стадо волков. Волков развелось так много, что пришлось построить город Билан на южном берегу реки Лошуй, чтобы можно было укрыться от них. Эти бедствия, по преданию, считались предзнаменованиями скорой гибели государства.

В древних хрониках можно прочитать еще одну историю, согласно которой люди приписывали все беды в государстве одинокой безродной женщине по имени Бао Сы. Бао Сы — любимая наложница Ю-вана — была сиротой. Во дворец князя ее в качестве рабыни отдал один человек из княжества Бао, который таким путем откупился от какого- то наказания. Подобно тысячам других женщин- рабынь, Бао Сы прислуживала во дворце. Однажды Ю-ван, прогуливаясь по женским покоям, обратил на нее внимание и приблизил к себе. Но ее нисколько не радовали ни богатство, ни роскошь, ни любовь Ю-вана. Она чувствовала себя очень одинокой и беззащитной в этом мире. У нее не было ни отца, ни матери, и она даже ничего не знала о своем происхождении. Привыкший к лести и угодливости женщин, Ю-ван понял, что Бао Сы не такая, как все, он почувствовал, что в этой красивой, но замкнутой девушке есть что-то необычное, и его любовь стала еще сильнее. Она родила Ю-ва- ну сына по имени Бо-фу. В то время государыней была Шэнь-хоу, дочь князя из удела Шэнь. У нее был взрослый сын по имени Ицзю, давно уже объявленный законным наследником. Когда родился Бо-фу, Ю-ван решил разжаловать Шэнь-хоу, убить наследника и сделать государыней свою любимую наложницу Бао Сы. Рассказывают, что однажды Ю-ван и наследник Ицзю гуляли в парке. Ю-ван как бы нечаянно выпустил из клетки тигра, в надежде, что он съест Ицзю. Но наследник оказался храбрым: он крепко уперся ногами в землю и, глядя в упор на тигра, громко прикрикнул на него. Этот окрик очень походил на тот, с которым к тигру обращались его укротители. И тигр, который уже было выпустил когти и оскалил зубы, прижал уши, покорно лег на землю и не смел шевельнуться. Через некоторое время после неудавшейся попытки избавиться от наследника Ю-ван все-таки лишил государыню титула и изгнал Ицзю. Государыней он сделал Бао Сы, а наследником объявили Бо-фу.

Император обожал Бао Сы, дал ей высокое положение и большое богатство, обходился с ней внимательно и почтительно, но на ее лице никогда не появлялось и тени улыбки. Государь испробовал тысячу способов, чтобы заставить ее рассмеяться, но все его попытки были тщетны. Как-то раз император, желая рассмешить свою возлюбленную, приказал зажечь на сторожевой башне сигнальный огонь и громко бить в барабаны. Тогда и на всех других таких башнях зажгли огни и забили в барабаны. Настоящее название сторожевой башни — башня сигналов о бедствии. По преданию, дым даже на ветру поднимался прямо вверх, и его можно было видеть на очень большом расстоянии. Вечером зажигали обычный сигнальный огонь: на башне устанавливали «журавль», на «журавль» вешали железную клетку, а в клетку клали хворост. Когда хворост зажигали, получался высокий факел. От столицы и до самых границ — всюду на главных дорогах строили такие сигнальные башни, и на каждой башне сидел наблюдатель Если на границе становилось неспокойно, то известие об этом передавалось в столицу, а если в столице возникали беспорядки, то об этом сообщалось на окраины. Эту систему передачи сигналов государственной важности Ю-ван превратил в забаву. Когда загорелся сигнал бедствия, князья со своими отрядами выступили из всех областей на помощь правителю. Когда же они прибыли в столицу, то выяснилось, что там ничего не случилось. Увидев все это, Бао Сы, которую Ю-ван, чтобы развеселить ее, взял с собой на сторожевую башню, громко расхохоталась. Влюбленный правитель, увидев долгожданную улыбку красавицы, обрадовался. Потом он применял этот способ неоднократно. Однако с каждым разом одураченных князей прибывало все меньше и меньше, и смех Бао Сы становился менее веселым. Но вот наступил такой день, когда Ю-ва- на, устроившего эту глупую комедию, постигло жестокое наказание. Влиятельный князь Шэнь-хоу, дядя бывшей жены государя Ю-вана, чрезвычайно разгневанный тем, что Ю-ван без всякой причины выгнал жену и неоднократно замышлял убийство наследника Ицзю, воспользовался всеобщим недовольством, которое возникло, когда Ю-ван назначил известного негодяя первым министром. Дядя опальной императрицы во главе нескольких племен выступил в поход против Ю-вана. Ю-ван приказал зажечь сигнальные огни, чтобы вызвать подкрепление. Но никто не пришел на помощь. Ю-ван бежал вместе с Бао Сы на восток и был убит у подножия горы Лишань, а Бао Сы стала пленницей одного из восставших племен. Шэнь-хоу и другие удельные князья поддержали наследника Ицзю и провозгласили его Сыном Неба.


Новые статьи на портале о спортивном и традиционном ушу: