Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Легенды о правителях и их подданных

Было время, когда в небольшом княжестве Го правил государь по имени Чоу. Однажды ночью ему приснился странный сон: как будто на ступеньках у западной стороны храма предков стоял святой воинственного вида с лицом человека, когтями тигра, белой шерстью на теле и с большим топором в руках. Правитель Чоу затрепетал от страха и обратился в бегство. Тогда он услышал голос святого: «Стой! Небесный владыка приказал мне открыть твою столицу для войска царства Цзинь!» Правитель Чоу от испуга лишился дара речи и беспрерывно отвешивал поклоны. Проснувшись, он призвал к себе астролога по имени Инь и велел ему растолковать, что предвещает этот сон — беду или удачу. Астролог объяснил князю, что тот видел во сне духа, ведающего небесными наказаниями, и посоветовал своему государю более осмотрительно управлять страной, ибо Небо карает нерадивых властителей.

Однако князь не был способен внимать мудрым речам. Глупость правителя была столь велика, что он, разгневавшись, заключил астролога в тюрьму, а сам приказал собрать всех сановников и чиновников, чтобы те поздравили его с чудесным сном. Незадачливый правитель надеялся таким образом дурное предзнаменование обратить в счастливое. Поведение государя до крайности изумило одного из сановников, Чжоу Чжицяо, который едва мог поверить, что князь ожидает поздравлений со сном, сулящим вторжение чужеземных войск. Чжоу Чжицяо, взяв с собой своих родственников, бежал в царство Цзинь. Спустя шесть лет предсказание сбылось, и цзиньский правитель покорил княжество Го.

В княжестве Шу, где правил когда-то усмиритель вод Белин, много поколений спустя воцарился жадный, жестокий и себялюбивый правитель. В то время могущественное государство Цинь задумало подчинить себе страну Шу. Но окружающие горы делали страну Шу неприступной. И коварный циньский князь Хуэй-ван пошел на хитрость. Приказав соорудить пять каменных быков, он велел каждый день класть под них кусочки золота, а затем распустил ложные слухи о том, что эти быки волшебные. Слухи дошли и до ушей князя Шу. Жадный правитель захотел завладеть быками, из- под которых каждый день выгребают кучи золота, и послал чиновника попросить их у Хуэй-вана. Ху- эй-ван охотно согласился. Но надо было придумать, как провезти через горы этих огромных тяжелых быков. В то время в Шу жили пять могучих богатырей — Пять молодцев. Правитель Шу приказал им проложить через горы дорогу, по которой они же и перевезли пять каменных быков, думая, что те полны золота. Получив быков и убедившись в обмане, правитель Шу разгневался, но, так как  сделать ничего не мог, вернул их обидчикам, сопроводив оскорбительными словами — «восточные пастухи». Но люди Цинь в ответ на это только смеялись. Напасть на Шу все еще было не так просто, несмотря на то что дорога Золотых Быков была проложена. Тогда Хуэй-ван решил еще раз обмануть правителя Шу. Он послал в Шу чиновника с поручением передать правителю, что хочет подарить ему пять девушек, славящихся своей красотой. Правитель, узнав об этом, забыл старую вражду и легко попался в ловушку. Он приказал Пяти молодцам отправиться в Цинь и привезти красавиц. Пять молодцев поехали в Цинь, взяли с собой девушек и отправились в обратный путь. Когда посланцы вместе с девушками возвращались по горной тропе, они увидели громадную змею, вползавшую в пещеру. Один из них схватил змею за хвост и начал изо всех сил ее вытягивать из пещеры, чтобы убить. Но змея оказалась очень сильной, и один человек не мог с ней справиться. Поэтому остальные четверо начали с громкими криками помогать ему. Когда змея постепенно стала вылезать из пещеры, неожиданно раздался ужасающий грохот, земля задрожала, и горы обрушились. И молодцы, и красавицы были задавлены насмерть. Гора раскололась на пять скал, на вершине каждой из которых лежал плоский камень, служивший как бы надгробием каждому молодцу. Правитель Шу, услышав об этом несчастном случае, был чрезвычайно огорчен — не столько смертью храбрецов, сколько потерей красавиц. Он приказал назвать эти пять гор Могилами пяти жен. На вершинах соорудил беседки под названием «Мечты о женах», поднимался на эти горы, горевал об утрате и совсем забыл о Пяти молодцах, которые ему верно служили. Но народ не забыл их и называл горы Могилами Пяти молодцев.

После гибели Пяти молодцев государство Шу уже не внушало Хуэй-вану опасений, и вскоре по .Дороге золотых быков двинулась большая армия. Хуэй-ван напал на Шу, ее правитель был убит, а страна покорена.

В древние времена в реке Миньцзян жил отвратительный дракон. Каждый год, когда созревали хлеба, он, вызывая наводнение, заставлял людей бежать, а сам пожирал посевы и скот. У дракона была младшая сестра, добрая и отзывчивая. Она не в силах была смотреть на страдания людей и уплыла вниз по течению. Своей волшебной силой она раздвинула сомкнувшиеся горы, и потоки воды смогли пройти. Злой дракон, узнав о поступке сестры, запер ее в железной клетке, находившейся на горе Пяти Тигров. А сам по-прежнему продолжал устраивать бури, причиняя вред людям. По соседству жил молодой охотник по имени Ду Юй. Он видел страдания людей и решил отыскать способ, как помочь им. Как-то в горах ему встретился старик и сказал, что если он хочет утихомирить воды — надо убить сначала злого дракона и освободить его сестру. Только после этого он узнает, что надо делать дальше. Охотник отправился сражаться с драконом. Во время схватки он страшно избил чудовище, и оно осталось лежать на песчаной отмели. Потом Ду Юй отправился к горе Пяти Тигров, освободил сестру дракона, которая стала его женой и с радостью помогала усмирять воды и спасать людей. Народ в благодарность за заслуги сделал Ду Юя своим правителем.

У Ду Юя был один коварный сановник, с которым раньше они охотились вместе. Когда Ду Юй получил в жены добрую и красивую сестру дракона и сделался правителем, сановник стал завидовать ему. Он задумал захватить престол и забрать себе его красавицу жену. Как-то этот негодяй отправился в горы на охоту и увидел злого дракона, уползающего в горы залечивать раны. Сговорившись с ним, он вернулся домой и сказал Ду Юю, что злой дракон хочет помириться с ним и со своей сестрой, для чего приглашает их в горы. Сестра дракона, понимая, что брат ее что-то замышляет, всеми силами отговаривала мужа от встречи, но тот, будучи человеком простодушным, не понял подвоха и отправился один в горы. Как только охотник появился в горах, дракон схватил его и запер в железной клетке. А сановник-предатель, как только узнал, что Ду Юй схвачен, тут же завладел престолом и попытался уговорить сестру дракона выйти за него замуж. Но та сказала, что скорее умрет, чем покорится ему, и он заточил ее в мрачное подземелье. А Ду Юй, сидя в железной клетке, беспокоился о своих подданных, вспоминал любимую жену и, в конце концов, умер с горя. Его душа превратилась в птичку, выпорхнула из клетки, прилетела в родную страну, стала кружить возле подземелья, где была заточена жена Ду Юя, и печально звать ее. Женщина подумала и догадалась, что муж ее, погибнув в заточении, мог вернуться к ней в образе птички. Она попросила птичку подать ей знак: если в ней душа Ду Юя, пусть она сядет ей на голову. Птичка подлетела и уселась ей на волосы. Сестра дракона, поняв, что не ошиблась, горько заплакала. Горе ее было столь велико, что она вскоре умерла. Ее душа тоже превратилась в птичку, и обе они улетели вместе.

Давным-давно жили муж и жена по фамилии Цзян. Посадили они как-то тыквенное семечко, и из него поднялась тыква-горлянка. Ее ботва перекинулась через изгородь к соседям по фамилии Мэн. Завязалась большая тыква. Когда ее сняли и разрезали, увидели сидящую в ней девочку. Ее назвали Мэн Цзян. Из девочки выросла очаровательная девушка с лицом, как персик, и мелодичным голосом.

В то время правил император Цинь Шихуан. Он владел всей землей в Поднебесной, и все города платили ему дань. Даже пастухи, бродившие со своими стадами по пустыне, склонились перед его величием и прислали подарки. Шихуан был самым могущественным из всех Сыновей Неба. По его приказу на западе страны был построен дворец Уфан, на востоке — осушены бескрайние болота; на севере возводилась стена, длиннее которой не было еще в мире. Для строительства стены нужно было особенно много людей. Многие там же умирали, и постоянно требовалась замена.

В то время жил юноша по имени Си-лян. Когда за ним пришли стражники, чтобы угнать на стройку, он перепрыгнул через садовую ограду и спрятался за холмиком, сложенным из камня. На дорожке, ведущей к пруду, он увидел необычайно красивую девушку. Чтобы поймать сидевшую на цветке бабочку, девушка вытащила платочек, но ветер унес его в пруд, а бабочка улетела. Девушка пошла к пруду.
   — Что я вижу! Что я вижу! — закричала она вдруг, заметив отражение юноши в воде. Си-лян не знал, как быть: убежать — стражники схватят его, а оставаться наедине с незнакомой девушкой было неприлично. Решившись, он вышел из укрытия, поклонился красавице и попросил девушку спасти его. В это время подбежала служанка, наблюдавшая за прогулкой Мэн Цзян. Си-лян рассказал девушкам, что прячется от стражников. Мэн Цзян приглянулся статный, пригожий незнакомец, и она привела его к отцу. Отцу юноша тоже понравился. Расспросив его о родных и проверив знания, он решил сделать юношу своим зятем и в тот же день провести свадебную церемонию. Но тут в дом ворвались стражники и увели юношу. Печаль поселилась в доме. С того дня Мэн Цзян не пила, не ела, не спала, тоскуя о Си-ляне. Время шло. Наступил первый день десятого месяца, когда принято женам относить мужьям теплую одежду. Мэн Цзян собрала узелок и, простившись с родителями, ушла. Мэн Цзян шла через леса и горы, и отступали перед ней пропасти, мелели реки, звери не трогали ее, а птицы указывали путь. Любовь помогла ей преодолеть все опасности трудного пути, и наконец она увидела строящуюся стену, которой не было ни конца ни края. Там работало множество людей с лопатами и кирками. Раздавался свист бичей надсмотрщиков. Мэн Цзян обяснила стражнику, что принесла теплую одежду своему мужу Си-ляну. Стражник молча указал ей на груду человеческих костей под стеной. Упала Мэн Цзян на землю и горестно зарыдала. В то же мгновение налетел ветер, черный туман окутал стену, и она обрушилась.


Божественные знамения, которыми Небо отмечало правление добродетельных или недостойных государей и местных начальников, не были редкостью в древние времена.

Сунский князь Кан-ван отнял у своего приближенного Хань Пина красавицу жену и хотел сделать ее своей наложницей. Оскорбленный муж высказал князю свою обиду и попал за это в тюрьму.

Хань Пин, зачисленный в каторжники, покончил с собой. А его жена незаметно для всех сгноила свою одежду. Когда князь поднялся вместе с нею на башню, женщина бросилась оттуда вниз. Слуги пытались удержать ее, но одежда рваная, гнилая осталась в их руках, и верная жена погибла. У нее в поясе нашли письмо, в котором были такие слова: «Для князя лучше, если я буду жива; для меня лучше, если я погибну. Схороните меня вместе с моим мужем». Разгневанный князь приказал похоронить супругов не вместе, но так, чтобы от одной могилы можно было видеть другую. «Пусть они сами соединят свои могилы, если смогут», — сказал жестокий правитель.

За одну ночь возле их могил выросли два больших дерева. Прошло десять дней, и деревья, изогнувшись, соединились друг с другом: корни сплелись под землей, ветви сомкнулись сверху. А среди ветвей поселились две птицы, самец и самочка, никогда не разлучавшиеся друг с другом.

Одна почтительная сноха, не жалея сил, ухаживала за престарелой свекровью. Свекровь же тяготилась этой заботой о себе, жалела, что сноха тратит на нее свои молодые годы, и в конце.концов, чтобы не быть обузой, удавилась. Тогда дочь покойной, подозревавшая, что жена брата убила ее мать, отправилась в окружную управу с жалобой. Начальник округа, недолго думая, приказал схватить и связать сноху. Это было несправедливо. Даже смотрителю тюрем было известно, с каким уважением и заботой сноха относилась к покойной свекрови. Но правитель округа не хотел его слушать. К несчастной женщине применили самые жестокие пытки, во время которых она не выдержала мучений и оговорила себя. Ее казнили, но Небеса знали правду, и после этого в округе случилась засуха, три года не выпадал дождь. Высшие власти страны назначили нового правителя округа, и, когда тот прибыл, смотритель тюрем доложил ему о чудовищной несправедливости, допущенной предшественником. Тогда новый правитель лично отправился на могилу почтительной снохи и совершил покаянную молитву. После этого Небо ниспослало дожди.

Сюй Сюй, уездный начальник, прославился своими добродетелями и строжайшим соблюдением законов. В то время как соседние уезды сильно страдали от саранчи, область, вверенная управлению Сюй Сюя, не знала этой беды. Перевалив через границы его уезда, саранча мерла на лету и в тучи не собиралась. Тем не менее управление областного наместника как-то наказало Сюя за нераспорядительность. Сюй ушел с должности — и тут же на уезд навалилась саранча. Наместник одумался и велел ему вернуться на прежнее место. Тогда саранча улетела прочь.

Но иногда и простой человек мог своей добродетелью заслужить милость Неба для области или селения, іде он жил. В уезде Синьду однажды летом стояла засуха. Во время моления о дожде сам правитель уезда стоял на солнцепеке во дворе, но дождь так и не был ниспослан. Тогда на молитву вышел самый мелкий, никем не уважаемый чиновник по имени Лян Фу. Обращаясь к божествам, он сказал: «Если к полудню не будет дождя, я прошу принять мое тело в качестве возмещения за ошибки, допущенные всеми нами». Приближался полдень. Вдруг небо заволокли тучи, и во всем округе пролился дождь. Все люди, ранее относившиеся к Лян Фу с пренебрежением, стали восхвалять его, потому что Небо оценило искренность его молитвы.



Новые статьи на портале о спортивном и традиционном ушу: