Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

«ЛАБИРИНТ СМЕРТИ» МОНАСТЫРЯ ШАОЛИНЬ

Успешно миновав «комнату могущества», испытуемый попадал в «комнату мрака». Там надо было сесть посреди помещения и устремить свой взгляд на ступни скрещенных ног. В сумеречном зыбком свете собратья, укрывшись за колоннами, внезапно бросали в сидящего поочередно нож, метательный молоти копье. Ориентируясь посвисту рассекаемого воздуха и тусклому блеску стали, следовало либо уклониться в сторону, либо перехватить оружие в воздухе.

Благополучно покинув «комнату мрака», экзаменующийся попадал в «комнату отмщения». Там он получал в свое распоряжение небольшую деревянную скамью, с помощью которой должен был продержаться не менее пяти минут против десяти человек, вооруженных палками. На этом предварительные испытания заканчивались.

В китайских школах более позднего периода (например, в 20-е и 30-е годы нынешнего столетия), человек, успешно выдержавший перечисленные здесь экзамены «выпускной сессии», считался вполне квалифицированным шифу. Но в Шаолине выпускнику предстояло еще справиться с «дипломной работой», ставшей хрестоматийным примером тех требований, которым должен удовлетворять истинный Мастер боевых искусств.

Предание гласит, что водном из корпусов монастыря находилась специальная галерея, где размещались ловушки и манекены «ЛАБИРИНТА СМЕРТИ»

У самого входа в галерею стоял аппарат, напоминающий гильотину, позади которого была укреплена мишень, открывавшая входную дверь. Между гильотиной и мишенью горел огонь. Требовалось нанести удар по мишени и мгновенно отдернуть руку, так как удар приводил в действие падающий нож. Нож падал острием вниз, то есть попросту втыкался в руку неудачника. В темном коридоре сразу за дверью подстерегало падающее справа или слева бревно. Если «шестое чувство» и быстрота реакции не подводили, то монах, увернувшись от бревна, продолжал свой путь. Далее его поджидали деревянные манекены. Каждый из них был вооружен мечом, копьем, топором, молотом, дубиной или чем-нибудь еще. В определенный момент манекен производил сильный удар. Хитроумный пружинный механизм приводился в действие нажатием на половицы деревянного пола, причем очередность, направление и сила ударов зависели от веса испытуемого и ширины шага, то есть были практически непредсказуемы.

Но даже если манекенов поблизости не оказывалось, нажатие на определенные камни дорожки включало механизм, выталкивавший из щелей в стенах секиры на длинных рукоятках или копья. Натянутые вдоль пола и стен малозаметные шелковые бечевки могли привести в действие взведенные самострелы.

Проход в галерее периодически загораживали деревянные манекены, укрепленные на вертикальном стержне и вращавшиеся вокруг его оси. К корпусам манекенов были прикреплены торчащие в разных направлениях горизонтальные или скошенные поперечные брусья, воспроизводящие руки и ноги. Цели для атаки имитировались мешочками с песком, висящими на поперечных брусьях, которые следовало разорвать ударом либо сорвать захватом. Попытка проскользнуть мимо просто отодвинув брус приводила всю конструкцию в движение и манекен реагировал ударом другого бруса, который волей-неволей приходилось парировать(130). Более сложные модели предусматривали поперечные брусья на пружинах. Кроме того, весь манекен мог качаться еще и в вертикальной плоскости на шарнире, так что заранее предвидеть действия деревянного «противника» оказывалось практически невозможно.

шаолиньшаолинь

Система вертикальных перегородок превращала галерею в настоящий лабиринт. Для каждого последующего экзамена расположение перегородок менялось. Поэтому монах, не сдавший экзамен в первый раз, больше не мог воспользоваться знанием «шифра» лабиринта. Лабиринт позволял с большей эффективностью использовать манекены, располагая их на «перекрестках». По мнению автора, именно данным обстоятельством объясняется несовпадение сведений о количестве манекенов «лабиринта смерти». По одним источникам, в нем имелось 18 манекенов, по другим - 64, по третьим - 108. Очевидно, что нашедший более или менее верную дорогу в лабиринте сражался с минимальным количеством манекенов. Неудачливый же малый, заплутав в лабиринте, неоднократно натыкался на один и тот же манекен, подходя к нему с разных сторон и принимая его за очередной. Такой мог насчитать и 108 манекенов.

Предпоследней в лабиринте была комната овальной формы. В ней на цепях были подвешены к потолку медные гонги, колокола разной величины, тарелки. Самые крупные висели равномерно по всей площади комнаты. В центре этой «комнаты колокольчиков» висел гигантский гонг, диск которого, словно корону, опоясывали остро заточенные металлические треугольники в виде языков пламени. К гонгу был прикреплен молоток, от которого к стене через рычаги тянулась тонкая цепь. Это приспособление позволяло ударять в гонг, не входя в комнату и приводя в движение остальные ударные инструменты. Звон колоколов, гонгов и тарелок дезориентировал бойца, отвлекал и рассеивал внимание. В любую секунду здесь грозил неожиданный удар, ведь цепи позволяли опускать и поднимать, раскачивать и вращать колокола и гонги. Более того, цепи могли задеть светильники. Так что недостаточно Ловкий боец вполне мог принять «душ» из кипящего масла. Кроме того, пролитое масло делало пол скользким. Направление и скорость движения звенящих и гудящих инструментов менялись ежесекундно. Столкновение с ними могло привести к достаточно серьезным травмам.

По некоторым источникам можно предполагать, что в лабиринте существовал еще один зал, о котором пока ничего толком не известно. Скорее всего, открыв туда дверь и сделав шаг, человек падал в глубокий колодец. Во всяком случае, никто из вошедших туда не обратив внимание на предупредительный знак на двери, не возвращался обратно.

Некоторые весьма компетентные специалисты в области боевых единоборств сомневаются в инженерных возможностях монахов Шаолиня. По их мнению, никаких «коридоров смерти», ни с 18 «бронзовыми бойцами», ни, тем более со 108, в монастыре никогда не было. Вместо него имел место следующий экзамен. От кельи настоятеля до главных ворот были устроены 12 «застав» - узких проходов, каждый из которых охранялся двумя монахами-наставниками. Требовалось пройти этот путь, победив всех стражей застав, чтобы открыть ворота монастыря. Данное испытание народная фантазия якобы и превратила в «коридор смерти».

Очевидно, что такой взгляд не свободен от недостатков. Каким образом экзаменующийся мог превзойти 24 высококвалифицированных учителей? Ведь заповеди Шаолиня предписывали им до глубокой старости оставаться в форме. Они могли противопоставить свой огромный опыт и силу духа боевому азарту молодых. Не случайно в истории монастыря символом активного долголетия и непревзойденного мастерства осталось имя патриарха Линь Во. Почтенный старец сумел одолеть в поединке тридцать учеников подряд, не пропустив ни единого удара!.

Предположим, что претендент на звание мастера-шифу чрезвычайно одарен, исключительно тренирован и способен победить любого соперника. Но поскольку «экзаменационные» схватки в монастыре проводились в полную силу, монахи неизбежно утомлялись, нередко получали тяжелые травмы. Какова вероятность победы претендента над двумя с лишним десятками свежих и прекрасно тренированных противников? Ответ один - нулевая. Таким образом, присутствие монахов-инструкторов в «лабиринте смерти» можно допустить разве что для скрытого управления некоторыми особенно сложными тренажерами и манекенами. Можно также предположить, что манекены и прочие хитроумные устройства не были рассчитаны на смертельное поражение испытуемых.