Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Эпоха династии Сун

Образование империи Сун, ее государственное и военное устройство

От Великой Китайской стены орды киданей неуклонно продвигались в цен­тральные районы страны, преодолевая упорное сопротивление разрозненных армий властителей-феодалов, сея на своем пути смерть и разрушения. Воору­женный отпор завоевателям оказывало народное ополчение. В Северном Ки­тае стихийно возникали многочисленные отряды крестьянской самообороны. Внешняя опасность со стороны кочевников-степняков требовала прекращения междоусобных войн и объединения империи.

В 959 году в поход против киданей выступила армия царства «Поздняя Чжоу», одержавшая ряд побед и в 960 году провозгласившая прославленного полководца Чжао Куаниня императором, взявшего тонное имя Тай-цзу - Ве­ликий предок (960-976) династии Сун (960-1279) получившего всеобщую поддержку горожан, крестьян и феодалов. Военным путем в 960-80 гг. завер­шилось объединение самостоятельных китайских государств и княжеств в еди­ную империю. Столицей стал Кайфын, а с 1127 года - Ханчжоу. Но возвратить земли, захваченные киданями, сунам не удалось, и по размеру и мощи новая империя значительно уступала своей танской предшественнице.

Государственное устройство империи Сун зиждилось на традиционных нравственно-этических устоях, унаследованных от прежних деспотий. Внут­ренняя политика направлялась на укрепление всекитайской централизованной власти и искоренение сепаратистских настроений, что образно именовалось «укреплением ствола и ослаблением ветвей». Необходимость стабилизации внешнего и внутриполитического положения обусловило решение Тай-цзу ре­организовать армию и создать из отборных отрядов многочисленную импера­торскую гвардию - «войско запретного города», расквартированную в столи­це для охраны императорского дворца и только в особых случаях - отражения внешней агрессии. Сунский двор, напуганный оставшимся в памяти недавним грандиозным восстанием, боялся вооружать народ и учить его военному делу, поэтому армия состояла в основном из наемников. Военные части были рас­средоточены по всей стране, но находились в непосредственном подчинении императора. В провинциях и округах формировались гарнизоны, и во главе их стояли военные наместники, получавшие непосредственные указания из цен­тра. Войска отличались низкой дисциплиной, слабой подготовкой, не хватало оружия. Границы империи охранялись недостаточным контингентом воинских соединений.

 

Совершенствование структуры военной подготовки на базе адаптированного шарлиньского цюань-шу

С тем чтобы хоть как-то исправить создавшееся положение и повысить бо-оспособность войск, бывший воевода Чжао, сам в свое время обучавшийся ис­кусству цюань-шу у одного из монахов Шаолиня и хорошо знавший особенности и недостатки косной структуры военной подготовки, издревле укоренившей­ся в армии, попытался адаптировать сложную монастырскую систему и приспо­собить ее к реальным условиям боя и возможностям среднего воина. В основу созданного им стиля Чан-цюань (Длинный кулак) был положен комплекс, состо­ящий из 32 базовых приемов защиты и нападения, и принцип ведения боя на дальней дистанции со стремительным сближением, перемещениями и нанесе­нием противнику разящих ударов кулаком, локтем, внешней, внутренней сторо­ной, носком стопы и пяткой. В императорской гвардии изучение приемов руко-ипшного боя являлось обязательным и приравнивалось к прочим видам воин­ских искусств. Состязания по цюань-шу входили в программу многочисленных турниров, проводимых при дворе сына Неба, и победители пользовались осо­бым расположением повелителя. Стиль Чан-цюань на протяжении долгих веков являлся основой обучения рукопашному бою армейского контингента. Не толь­ко простые воины, но и военачальники, многие отпрыски родовитых семейств и придворные аристократы, усердно упражнялись в кулачном бое, рассматривая свои занятия не только как профессионально-прикладной, жизненно необходи­мый навык, но и как средство для продвижения в чинах и должностях.

Стиль Чан-цюань - сравнительно простой в освоении - явился как бы ипреходным звеном от эзотерического цюань-шу Шаолинь-сы к массовому, кенародному, получившему широкое распространение в военной среде, от­туда проникшего в гущу кайфынского простого люда и далее разошедшего­ся по всей стране. Выйдя за монастырские стены, у-шу все глубже проника­ло в жизнь всех слоев общества, приобретая принципиально новый, светский оттенок.

Внешняя политика империи Сун и ее экономическое положение

В сложившихся обстоятельствах сунский двор вынужден был проводить гшссивную внешнюю политику, с трудом обеспечивающую оборону границ, где i пивной задачей являлось поддержание мирных отношений с наиболее опас­ным противником - государством киданей. По мирному договору 1042 годасу­ны признавали свои территориальные потери, в результате чего была наруше­на континентальная связь с Кореей, и обязались выплачивать 300 тысяч полот­нищ шелковых тканей и 200 тыс. лянов серебра ежегодно.

В это время на северо-западе появляется новый опасный противник - тан-гутское государство Си Ся (Западное Ся), занявшее значительную часть терри­тории нынешней Внутренней Монголии, провинцию Ганьсу и северные уезды провинции Шэньси современного Китая. В 20-30 гг. XI века государство Си Ся превратилось в сильную державу, основной ударной силой в войсках которого была конница. Кровопролитные китайско-тангутские войны шли на протяжении практически всего XI века. В перерывах между ними тлели и вспыхивали погра­ничные конфликты. Вторжения тангутов превращали в пустыню некогда цвету­щие города и уезды, наносили серьезный ущерб сельскому хозяйству, губи­тельно сказывались на экономике Поднебесной. Усиление тангутского царства перерезало древние караванные пути из Китая в Индию, Центральную и Сред­нюю Азию. Приходилось переориентировать внешнюю торговлю на морские коммуникации. Потеряв значительную часть своих территорий, сунский импе­раторский двор добивался заключения мирных договоров. В 1043 году, по ус­ловиям мира с Си Ся, Срединная империя ежегодно должна была выплачивать 100 тысяч кусков шелковых тканей и 30 тыс. цзиней чая. Положение усугубля­лось также тем, что тангуты нередко действовали против Поднебесной в союзе с другим еще более опасным врагом - государством киданей Ляо.

Кабальная, унизительная внешняя политика тяжелым экономическим бре­менем накаляла обстановку в стране. Усиление эксплуатации, феодальный гнет, выплата дани, непомерные военные расходы на наемную армию, колос­сально разбухший чиновничье-бюрократический аппарат обусловили обнища­ние, разорение и доведение до отчаяния трудового люда.

 Народные восстания, бунты, войны X—XII веков

Несколько раньше, в последнее десятилетие X века, массовое народное восстание всколыхнуло провинцию Сычуань. Повстанцы провозгласили ло­зунги «равенства бедных и богатых» и в 994 году создали государство брат­ства - Великое Шу, распространив свою власть на большую часть провин­ции, но уже к 996 году правительство разгромило основные силы восстав­ших, и хотя отдельные отряды сопротивлялись до 997 года, участь их была предрешена. Кроме этого произошло несколько более мелких выступлений, носивших локальный характер, но отличавшихся длительностью, решимос­тью и стойкостью.

В 1043 году в провинции Шаньдун разразился стихийный народный бунт. И нем участвовали крестьяне, горожане, к ним присоединились воины из час­ти, посланных для наведения порядка. С большим трудом и неслыханной же­стокостью мятеж был подавлен.

Большим выступлением народа в провинции Хэбэй был ознаменован 1047 год. Повстанцы, руководимые воином Ван Цзе, укрепились в городе Бэйчжоу. В восстании приняли участие бедный городской люд, ремесленники, примкнули освобожденные из тюрем и мелкие чиновники. В руководстве восстанием боль­шой вес имели монахи. Они пытались создать свое государство и главной зада­чей считали свержение династии Сун. Восстание долго готовилось и проходило под лозунгом и эгидой тайного религиозного общества буддийской секты «Ми-цзяо», проповедующей всеобщее счастье и благоденствие. Сунский двор си­вой и хитростью, внося раскол в ряды повстанцев, старался подавить восстание. Город Бэйчжоу, где концентрировались главные силы повстанцев, был окружен и более 2-х месяцев отбивал все атаки регулярных войск. Но многократный чис­ленный перевес императорских войск решил исход битвы. К лету 1048 года все было кончено. Власти сурово расправились с пленными, с теми, кто помогал и п|кюто сочувствовал восставшим; народного вожака Ван Цзе четвертовали.

Недовольство жестокими порядками, царящими в империи, нарастало. В первой половине XII века волны народного гнева захлестнули южные и цент­ральные провинции Китая. В 1120-1122 годах в провинции Чжэцзян произо­шло грандиозное восстание, в котором, по свидетельству современников, уча-сшовало более миллиона человек. Массовому выступлению народа в немалой степени способствовала деятельность влиятельной тайной организации «Мин-цзяо» (Учение о свете), носившей религиозную окраску с элементами даосиз­ма, буддизма и манихейства. Движущей силой восстания были обездоленные деревенские жители, разорившиеся ремесленники, бродячие монахи, матро­сы, рыбаки, бывшие воины. Руководитель восстания Фан Ла и его соратники обличали расточительность и продажность правительства, осуждали его за уп­лату дани и покорность киданям и тангутам и невыносимо тяжелое положение народа. Восставшие распространили свою власть в провинциях Цзянси, Чжэцзян и Аньхуй. Сунский двор в длительной и упорной борьбе крайне жестокими морами разгромил восставших и подавил последние очаги сопротивления.

Практически одновременно в провинциях Хэбэй, Шаньдун, Хэнань, Цзянсу происходили события, колоритно описанные Ши Найанем в историческом романе «Речные заводи», насыщенном обилием батальных сцен и кулачных по­единков. Деятельность повстанческих армий во главе с предводителем Сун Цзяном и его товарищами стали эпосом и любимой темой народного фольк­лора, до настоящего времени очень популярной в Китае.

В начале XII века в племенах чжурчженей-кочевников, обитавших на севе­ро-восточных границах Поднебесной, завершилось разложение первобытно­общинного строя и произошло образование государства Цзинь (Золотое). В 1120 году империя Сун заключила военный договор с чжурчжэнями против ки-даней, и к 1125 году Цзинь полностью разгромила империю Ляо, к тому вре­мени значительно ослабленную, практически все население киданей уничто­жив физически.

В военных действиях союзников (империй Сун и Цзинь) против киданей обнаружилась слабость китайских войск, воспользовавшись этим, чжурчжэни вторглись в пределы Китая. Весной 1126 года их конница вышла к берегам Ху­анхэ. В 1127 году чжурчжэни захватили столицу Сунов город Кайфын. Импе­ратор Гао-Цзун (1127-1163), спасаясь, бежал, перенеся столицу после дол­гих скитаний на юг, в Ханчжоу.

 Народные движения и восстания, руководимые тайными обществами и организациями

Земледельцы и ремесленники, и без того жестоко эксплуатируемые, в связи с нашествием чжурчжэньских полчищ подверглись дополнительному налоговому прессу и небывалому угнетению. Чашу терпения переполняли грабежи и разбой «бродячих бандитов» - бесчисленных шаек дезертиров и мародеров. Народное движение 1130-1135 годов началось и проходило на территории нынешних провинций Хубэй и Хунань. Оно более 20 лет готови­лось даосской сектой Байлянь-цзяо. Учение секты осуждало богатство и про­возгласило «равенство знатных и простых, бедных и богатых». Повстанцы главной задачей видели защиту от чжурчжэней-завоевателей, бродячих бан­дитов, затем выдвинули классовые цели и создали царство Чу, в котором на практике пытались осуществить общинные идеалы, где все делилось поров­ну. Повстанческие армии народного ополчения насчитывали свыше 500 ты­сяч воинов. Народные массы первыми поднялись на защиту родины от пора­ботителей.

В эпоху Сун, в период грандиозных восстаний и жестоких битв с северны­ми кочевниками, народное искусство кулачного боя, в отличие от шаолиньско-го, существовало и развивалось в теснейшей связи с навыками владения оружием. Так как большинство повстанцев, объединявших сотни тысяч человек, Пыли обыкновенные миряне и потому наиболее эффективно могли сражаться с угнетателями не только кулаками, ногами и посохом, но и копьем, мечом и прут ими видами оружия.

Повстанческие армии зачастую не уступали в выучке императорской гвар­дии. Это происходило потому, что очень часто народные восстания по несколько лет, иногда даже десятков лет, готовили тайные влиятельные организации, имеющие ярко выраженную религиозную направленность: Мин-цзяо, Милэ-цзяо, Байлянь-цзяо. Общим для всех этих сект, готовивших восстания шн! зависимости от преобладания тех или иных религиозных влияний (буддиз­ма с примесью даосизма, манихейства или местных языческих верований) было учение о грядущей миссии - пришествии Будды Майтрейя (Милэ). Вce они проповедовали идею изначального равенства людей, всеобщее счас­тье. Настоящее рассматривалось как стадия «Красного солнца». Миром правит Пакьямуни, и троном ему служит красный лотос. Грядущее - счастливое буду­щее, всеобщее благоденствие, «Вселенская нирвана» - стадия «Белого солнца», когда Майтрейя займет свое место на белом лотосе. И хотя учение о при-шоствии Майтрейи мало соотносилось с постулатами Чань, руководители за-юнорщиков, подготавливающие восстания, немало позаимствовали из прак­тики чаньских монастырей в плане физической и духовной подготовки неофи­тов. Боевое ядро сект всегда свято соблюдало принципы иерархии, жесткой дисциплины, верности учителю, наставнику, вождю, клятве, преданности Идее. Позднее, в XIII веке, все они объединяются в одну большую секту Бай-лянь-ше (Белый лотос).

 Деятельность общества Байлянь-ше

Устав Байлянь-ше и провозглашенные им моральные заповеди имели много общего с уставом Шаолинь-сы. Чаньские монахи поэтому всегда сочувственно относились к деятельности «Белого лотоса» и нередко оказывали поддержку и помощь повстанцам; здесь решающую роль играло и то обстоятельство, что Майтрейя считался покровителем индийской секты йогочар, к которой принадлежал основатель Чань-буддизма Бодхидхарма. Нередки также случаи, когда монахи-воины «усэны», покинув святую обитель, становились членами «Белого лотоса», обучали повстанцев искусству у-шу, возглавляли боевые отряды. Байлянь-ше на протяжении всей своей истории продолжал готовить квалифицированных мастеров цюань-шу и у-шу для мятежных отрядов, сражающихся против угнетателей-феодалов и иноземных завоевателей-
поработителей, где премудростям военного дела обучали чаньские и даосские монахи, настоящие большие мастера-профессионалы.

Деятельность общества «Белого лотоса», его программа, устав, моральные' заповеди привели к эволюции техники боя, оформившейся в самостоятельное направление, получившей одноименное название и очень широкое распрост­ранение, сочетавшей в своем арсенале особенности шаолиньской и светской системы самообороны. Известно, что одним из важнейших положений про­граммы общества Байлянь-ше значилось всеобщее равенство, в том числе мужчины и женщины. Это последнее обстоятельство наложило существенный отпечаток на технику школы «Белого лотоса», поскольку женщины обучали! осваивали боевые приемы наравне с мужчинами, значительно уступая мужчинам в скоростно-силовых показателях, но превосходя в гибкости, пластике и подвижности, компенсируя и нивелируя эти различия, что и обусловило созда­ние модифицированного варианта шаолиньского направления. Вместо блока, сдерживающего всю силу и мощь удара, стали применять отводящие, приос­танавливающие блоки, больше использоваться уклоны, отходы, перемещения, обманные движения и хлесткие удары ногами по верхнему уровню и уязвимым частям тела. Искусством кулачного боя в повстанческих лагерях, лагерях на­родного ополчения занимались и владели очень многие, так как освоение эле­ментов у-шу позволяло компенсировать нехватку оружия и значительно повы­шало боеспособность освободительных армий.
 



На правах рекламы


Не знаете где провести отпуск? Все еще мучаетесь с выбором? Послушайте моего совета: посетите город с тысячелетней историей - Киев. Вас встретят гостеприимные гостиницы Киева, зеленые каштановые аллеи, знаменитые на весь мир исторические памятники. Вы на самом деле сможете прикоснуться к истории.