Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Вторжение Японии в северный Китай и внутреннюю Монголию

Следующим этапом в осуществлении агрессивных планов Японии явилось вторжение японских войск в Северный Китай и Внутреннюю Монголию. Так же как и в Маньчжурии, для оправдания своей очередной агрессии империалистические круги Японии провоцировали «инциденты», создавали обстановку «хаоса» и «безвластия», после чего заявляли о необходимости принять на себя роль «умиротворителя» и «блюстителя» порядка.

Проводя уже принятую стратегическую линию на расчленение Китая и захват его по частям, Япония в отношении Северного Китая применила иную тактику, нежели в Маньчжурии. В этом районе она не имела ни подготовленных баз, ни ранее расквартированных воинских частей, как это было в Маньчжурии. Поэтому японская военщина временно отказалась от немедленного развертывания широких наступательных операций.

Сосредоточивая на узких участках превосходящие и несравненно более богато оснащенные военной техникой силы, японские войска наносили короткий, но сильный удар и захватывали стратегически важные пункты, которые затем превращались в укрепленные плацдармы. В то же время демонстрацией своего военного превосходства японцы пытались деморализовать китайские армии, подавить волю китайского народа к сопротивлению.

В начале 1933 г. японские войска заняли Шанхайгуань, захватив, таким образом, горный проход в Северный Китай. Во второй половине февраля того же года они вторглись в провинцию Жэхэ (Внутренняя Монголия) и к началу марта, не встречая сколько - нибудь значительного сопротивления гоминьдановских войск, овладели этой провинцией. Провинция Жэхэ была включена в состав Маньчжоу - Го. «Присоединение» Жэхэ должно было явиться «подтверждением» довода японской дипломатии об исторической самобытности и обособленности от Китая не только Маньчжурии, но и Монголии.
Вслед за Шанхайгуанем и провинцией Жэхэ японские войска приступили к планомерному захвату горных проходов вдоль Великой китайской стены, угрожая Пекин - Тяньцзинскому району.

Героическое сопротивление отдельных частей нанкинских войск и отрядов партизан, поднимавшихся на борьбу с японскими захватчиками, не находило поддержки у гоминьдановского правительства. Правящая клика Чан Кай - ши основным врагом считала народно - революционное движение китайского народа и поэтому свои главные военные силы направляла против советских районов, созданных под руководством Коммунистической партии Китая в провинциях Фуцзянь, Цзянси, Хубэй, Хунань. Даже после начавшегося в апреле 1933 г. вторжения японских войск в отдельные районы южнее Великой китайской стены нанкинское правительство отдало приказ об отводе своих войск из этих районов и 31 мая 1933 г. заключило капитулянтское соглашение с Японией, известное как Соглашение в Танку. По условиям этого соглашения обширная территория северо - восточной части провинции Хэбэй объявлялась демилитаризованной зоной.

После подписания соглашения в Танку правящие круги Японии попытались создать в Северном Китае марионеточное государство ХуабейТо (Северокитайское государство) в составе пяти провинций (Хэбэй, Чахар, Суйюань, Шаньдун и Шаньси). План отторжения северокитайских провинций был открыто изложен в выступлении командующего японскими силами в Северном Китае генерала Тада и был подтвержден в публичном выступлении министра иностранных дел Японии Хирота 7 октября 1935 г. Японское командование с помощью своей агентуры развернуло широкую кампанию за создание «независимого Хуабей - Го», которое должно было установить «союзные» отношения с Маньчжоу - Го и Японией. Однако, встретив упорное сопротивление со стороны патриотических китайских сил, японская военщина должна была временно отступить. Япония вынуждена была удовлетвориться согласием нанкинского правительства образовать Восточнохэбэйское антикоммунистическое автономное правительство и Хэ - бэй - Чахарский политический совет в составе Китая.
Подписание соглашения в Танку, по существу, санкционировало захват японцами провинции Жэхэ. Занятие Жэхэ давало возможность японской армии, с одной стороны, контролировать подступы к северокитайской столичной провинции Хэбэй, а с другой —приступить к полному захвату Внутренней Монголии.

Планы захвата Внутренней Монголии тщательно разрабатывались японцами задолго до оккупации Маньчжурии. Также как и в Маньчжурии, играя на чувствах национальной обиды монголов, угнетавшихся китайскими феодалами и торгово - ростовщическим капиталом, японцы стремились подкупить и склонить на свою сторону монгольских князей. Японские попечители Пу И использовали и «циньского императора» для активизации антикитайского движения среди монгольских племен. Вспоминая об этом времени, Пу И пишет: «Я издал несколько "императорских эдиктов" и послал двух моих племянников, Сян Юаня и Сян Ци, на Северо - Восток, для того чтобы склонить на свою сторону некоторых монгольских принцев и сделать их послушными Чжан Хай - пену и Гуй Фу, которые были среди тех, кто первыми подчинились японским оккупационным силам. По требованию японского офицера я написал письма сопротивляющемуся борцу Ма Чан - шаню и некоторым патриотическим монгольским принцам, советуя им сдаться».

Главными ставленниками Японии были монгольский князь Дэван и Ли Шоу - синь, китайский милитарист, перешедший на службу японской военщины. Кампания за «автономию» Внутренней Монголии, развернутая Дэваном, «увенчалась» созывом конференции монгольских князей, собравшихся в июле 1933 г. в Байлинмяо. Конференция потребовала у нанкинского правительства предоставления Внутренней Монголии автономии. На второй конференции монгольских князей в октябре был разработан «Органический закон об автономии Внутренней Монголии», который был предъявлен нанкинскому правительству; последнее, продолжая свой капитулянтский курс «несопротивления», 7 марта 1934 г. утвердило статут «автономного» правительства Внутренней Монголии. В апреле ставленники Японии объявили о создании в Байлинмяо Политического совета «автономной» Внутренней Монголии в качестве временного правительства, положив тем самым начало официальному политическому и административному обособлению Внутренней Монголии от Китая.
После установления контроля над Внутренней Монголией японцы начали широко рекламировать «национально - освободительное движение» под руководством Дэвана среди других национальных меньшинств, преимущественно мусульман (дунган, тангутов, уйгуров), населявших провинции Шэньси, Ганьсу, Цинхай и Синьцзян.

Вторжение японских войск в районы Северного Китая и Внутренней Монголии создавало реальную угрозу для всего Китая. Политика гоминьдановского правительства, поощряемая и поддерживаемая империалистическими кругами США и Англии, рассчитанная на то, чтобы уступками умиротворить японских агрессоров и направить их против Советского Союза, терпела крах.

Японское правительство отдавало себе отчет в том, что развязывание войны с Советским Союзом, когда Япония уже довольно глубоко втянулась в войну с Китаем, чревато большими опасностями. Оно понимало, что для войны против СССР потребуется длительная подготовка, и в связи с этим склонялось к тому, что первоочередной задачей должно быть дальнейшее развертывание агрессии против Китая. Япония учитывала также рост экономической и военной мощи СССР. К тому же миролюбивая политика, последовательно проводимая Советским Союзом, не давала Японии повода для форсирования подготовки войны против СССР. Продажа Советским Союзом в 1935 г. КВЖД явилась красноречивым подтверждением твердого решения Советского правительства не дать вовлечь себя в столкновение с Японией. Этот шаг Советского Союза окончательно расстраивал антисоветские планы развязывания войны против СССР, вынашивавшиеся определенными военными кругами Японии.

Неудачи попыток толкнуть Японию на войну с Советским Союзом, с одной стороны, и твердое намерение японских правящих кругов продолжать агрессию на юг от Великой китайской стены —с другой, усиливали тревогу США и Англии за судьбы их «интересов» в Китае. Япония не скрывала своего стремления избавиться от всех международных обязательств, в какой - либо мере ограничивающих ее.

Так, Япония выдвинула требования о пересмотре условий Вашингтонского договора, касающихся соотношения в морских вооружениях. Переговоры, начавшиеся между Японией, США и Англией по этому вопросу в июне 1934 г. в Лондоне и продолженные в октябре того же года, показали невозможность достижения согласия между участниками и в декабре 1934 г. были прерваны. Попытка через год (9 октября 1935 г.) продолжить эти переговоры привела к полному разрыву.
Наряду с этим японская дипломатия дала ясно понять США и Англии, что Япония не намерена дальше мириться с превосходством позиций этих стран в Центральном и Южном Китае.

Правящие круги Японии приходили к выводу, что наступило время более определенно изложить свои планы в отношении всего Китая, «разъяснить» США и Англии, что в новых условиях, которые, по утверждению японской дипломатии, определяются возрастающей «красной опасностью» и продолжающимся «внутренним хаосом» в Китае, Японию «беспокоит» судьба всего Китая и, следовательно, она должна играть «особую» руководящую роль во всех делах этой страны.

17 апреля 1934 г. министерство иностранных дел Японии сделало следующее заявление о своей политике в Китае:
Позиция Японии в Китае определяется ее «особой ответственностью в Восточной Азии», и она «не может быть согласована во всех случаях с позицией иностранных государств», «Япония ответственна за поддержание мира в Восточной Азии».
Япония «окажет противодействие любой попытке Китая воспользоваться влиянием какой - либо иностранной державы .для оказания противодействия Японии».

«Япония будет противодействовать обеспечению Китая иностранными военными самолетами, сооружению аэродромов в Китае, направлению иностранных инструкторов и военных советников или предоставлению займов Китаю для политических целей, которые явно будут мешать дружественным отношениям Японии с Китаем и другими странами и приведут к нарушению мира и порядка в Восточной Азии».

Таким образом, Япония открыто присваивала себе роль вершителя судеб Восточной Азии и прямо заявляла о своем намерении не считаться с суверенитетом Китая, а также с «интересами» своих конкурентов в этой стране.
Подготовка Японии к дальнейшему развертыванию агрессии в Китае сопровождалась усилением милитаризации и фашизации японского государства. Монополистический капитал стремился перенести все тяготы гонки вооружений и ведения войны на плечи трудящихся, усиливалась эксплуатация, сокращалась заработная плата рабочих. Ограниченные сырьевые ресурсы страны направлялись преимущественно в военное производство, а промышленность мирного назначения переживала кризис, занятость рабочих в этих отраслях промышленности уменьшалась. Положение в сельском хозяйстве, особенно после сильнейшего неурожая 1934 г., было крайне тяжелым.


На правах рекламы

Увлекаетесь единоборствами? И хотелось бы знать все последние новости бокса или любого другого единоборства? На текущий момент уже существует большое количество различных сайтов, предоставляющих эту информацию. За Вами остается только выбрать тот, который Вам наиболее по душе.