Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Новая власть в Шанхае

Сведения о событиях, происходивших в Шанхае после того, как он стал центром восстания «Союза малых мечей», весьма Новая власть в Шанхаеограничены и порой противоречивы. Ввиду этого сколько-нибудь полное изучение и освещение таких вопросов, как общественное устройство, особенно военная организация, политическое и экономическое положение, жизнь населения Шанхая; при новой власти, в значительной степени затруднены. Тем не менее на основании имеющихся данных можно составить некоторое представление о структуре этого нового государственного образования.

В соответствии с главным антицинским лозунгом «Триады»— «Свергнем Цинов, восстановим династию» (фань-Цин фу-Мин) новое государство получило, как мы уже писали, наименование Да Минго «Великое Минское государство». Это было первое государство, созданное в результате успешно проведенного восстания под девизом «Триады». И вполне естественно, что его наименование должно было отражать основное устремление этого тайного общества — восстановление династии Мин. Но этот лозунг не соответствовал сложившейся в Китае ситуации — ведь уже было создано государство тайпинов. Поэтому шанхайское государство было переименовано в Да Мин Тайпинтяньго — «Великое Минское небесное государство великого спокойствия». Однако это название тоже не закрепилось и вскоре вновь было изменено на «Тайпинтяньго» — этим подчеркивалось стремление к объединению с тайпинами.

Над Шанхаем было водружено большое знамя зеленого цвета с четырьмя крупными иероглифами на нем, означавшими «По воле Неба осуществим справедливость». Рядом развевался не меньший по величине флаг главнокомандующего восстания.

Официальным главой государства, как и вождем восстания, стал Лю Личуань. Первоначально он получил титул «великого генералиссимуса Великого государева Мин, облеченного светской и духовной властью, властью принимать капитуляцию и карать непокорных в Поднебесной». Через несколько дней, чтобы подтвердить   приверженность  тайпинам, Лю Личуань изменил свои титул и стал именоваться «великим генералиссимусом Великого государства Мин» («Небесного государства великого спокойствия»), облеченным светской и духовной властью, властью принимать капитуляцию и карать непокорных. На задней стене храма бога-спасителя города было написано: «Главное управление южной столицы, по воле Неба двинем войска». Вероятно, вначале здесь находился штаб руководства восстанием и ставка его главнокомандующего.

Глаза фуцзяньцев Ли Сяньчк стал первым лицом после Лю Личуаня, получив титул великого губернатора, усмирившего «татар» (маньчжуров).

Ближайшие помощники Лю Личуаня получили соответствующие ранги и должности.

 Чэнь Алнпь —старший помощник генералиссимуса, главный управляющий военными делами;

Линь Афу —младший помощник генералиссимуса, одновременно ведавший всеми делами шанхайского уезда. (За поимку каждого из этих лидеров восстания цинские власти назначили премию в 1 тыс. мексиканских долл., а за каждого из указанных ниже 16 — по 500 мексиканских долл.);

Сюй Цзышань или —начальник штаба. Вожди «Союза малых мечей» хотели, чтобы Сюй Цзышань, шанхайский шэньши, стал начальником (чжисянем) шанхайского уезда, но тот не согласился. Тогда его назначили начальником главного управления, ведавшего продовольствием и финансовыми средствами.

В этом перечне ничего не указывалось о таких крупных участниках восстания, как Ли Сяпьюнь, Чжоу Личунь и некоторых других, ранги и должности которых так и остались неизвестными. При наличии данных, которыми мы располагаем, трудно судить о всей военной организации повстанцев. Тем не менее ясно, что во главе стоял великий генералиссимус Лю Личуань, получивший символ высшей власти—две печати, каждая с надписью: «Шоу-мин гуй-тянь», («Получить приказ от высокого неба», т. е. стать главой государства). Ниже по рангу стояли «да-дуду», «ю(цзо)-юаньшуай», «кэшуай», «цзянцзюнь», «нюй-цзянцзюнь», «тай-июань» и др. Эти ранги впервые были введены самими шанхайцами. Но в дальнейшем, получив сведения об организационной структуре в армии Тайпин-тяньго, они стали менять свою войсковую организацию по тайпинскому образцу, в результате чего появились такие ранги и должности, как «сяпьфэн» — командир авангарда, «цзюньшуай» — командир войск, «шишуай» —командир войска «цзюньшуай», выше «шишуай». Однако это коснулось только командирского состава, в целом войсковая организация у шанхайцев была совершенно другого типа, чем у тайпинов. По имеющимся весьма ограниченным сведениям, систему организации шанхайской армии можно было бы назвать «десятичной», т. е. с численным составом частей и подразделений в 10, 100, 1000 и 10 тыс. человек. Известно, что у повстанцев каждые 10 человек имели свой маленький штандарт (знамя синего, красного, черного и белого цветов. Низшей организационной единицей был взвод в составе 10 человек; высшей единицей была, вероятно, дивизия (корни) численностью 10 тыс.

Приведем два факта. В одном из докладов, представленных цинской администрации, говорилось, что «вожди гуапдунского и фуцзяньского сообществ Лю, Ли, Чань и Линь зовутся генералиссимусами. По слухам, завтра утром они во главе около тысячи бандитов направляются в Суннзян». Вожди «Союза малых мечей» установили связь с лидерами «Союза золотых монет», поднявших крупнейшее восстание в провинции Чжэцзян. Когда чжэцзянцы решили выступить в Нинбо (как отклик на события в Шанхае), руководители «Союза малых мечей» передали им семь штандартов для сбора под каждое из них по 10 тыс. человек. Из приведенных фактов можно сделать вывод, что руководители восстаний и в Шанхае, и в Сямыне, и в провинции Чжэизян придерживались в случае боевой обстановки традиционной для некоторых тайных обществ военной организации (среди командиров были сотники и командиры десятков). Однако и подражание минской системе усмотреть тоже нельзя, так как и при Минах, и при Цинах она оставалась одинаковой.

Существен вопрос о составе руководителей шанхайского восстания. В группу его лидеров входили гхандунцы, фуцзяньцы, шанхайцы и выходцы из других районов Китая. Наибольшее число среди них, как известно, составляли гуандунцы, вероятно, поэтому вождем восстания и был выбран Лю Личуань.

Лю — уроженец уезда Сяншань (ныне уезд Чжуншань  провинции Гуандун. Первое его имя — Юань, детское прозвище Экунь. Дата рождения — 1820 г. По имеющимся сведениям, поначалу Лю Личуань занимался в своем уезде сельским хозяйством. Затем отправился в Сянган и жил там на случайные заработки. Там же, в ноябре 1845 г. вступил в «Триаду». Как следует из послания самого Лю Личуаня вождю тайпинов Хун Сюиюаню, он, еще находясь в Сянгане, был удостоен заботы господина Дэ Цзэ, передавшего ему «послание с печатью». В тайне храпя свое стремление к борьбе против Цинов, он стал собирать воинов (членов сообщества) для организации восстания. Работая комиссионером по торговле сахаром в иностранной компании в Гханчжоу, он овладел английским жаргоном. Торговые дела в Гуанчжоу связывали его с компрадором У Цзяньчжаном (будущим дао таем Шанхая), также членом тайного общества. В 1849 г. Лю переехал в Шанхай и устроился работать переводчиком с английского в одну из иностранных фирм. В Шанхае, не будучи обременен семьей, он не стремился приумножить благосостояние и оказал большую помощь людям, «действуя во имя справедливости».

Уйдя из фирмы, он занялся перепиской деловых бумаг. Часто оставаясь без работы, он обратился за поддержкой к ставшему даотаем У Цзяньчжану, но тот не oоткликнулся на его просьбу. Тогда Лю, использовав книгу рецептов, занялся врачеванием болезней и весьма в этом преуспел Особенным уважением он пользовался у бедняков, с которых никогда не брал денег за лечение. Такое великодушное отношение к обездоленным снискало ему их любовь.

Не меньшей известностью он пользовался и среди членов тайного общества, особенно у земляков-гуандунцев. Его известность и авторитет логически привели к тому, что он стал вождем «Союза малых мечей». Внешность Лю совершенно не соответствовала его роли народного вожака: маленький, щуплый, вечно бледный от курения опиума, он скорее походил на подростка и совершенно был лишен черт бесстрашного, внушающего трепет воина. Его обращение с людьми было доброжелательным, речь изысканна и приятна на слух, и это в полной мере восполняло недостатки его внешности.

В течение почти всего восстания Лю Личуань сумел сохранить и свой авторитет, и свою власть. Однако па заключительном этапе обороны Шанхая, когда положение в городе становилось критическим, Лю Личуань, видимо, был вынужден разделить власть с отважным лидером фуцзяньцев Чэнь Алннем, который выдвинулся после гибели Ли Сяньчи. Несмотря на несогласие по отдельным вопросам ведения восстания, оба лидера до конца оставались верны начатому делу. Подтверждением тому, в частности, могут служить многочисленные сведения, приводимые Скарсом. В других источниках также нет данных о каких-либо опасных для дела восстания разногласиях между этими двумя лидерами.

Чэнь Алинь ранее служил у иностранца Снпннера в должности конюшего, был одним из вождей фуцзяньского сообщества в Шанхае. Имел брата по имени Атай.

 




Новые статьи на портале о спортивном и традиционном ушу:

Наши партнеры
Одесская областная Федерация Ушу, Удивительный Китай, Ушу в Одессе