Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок... /Конфуций/
Russian Bulgarian Chinese (Simplified) Czech English French German Italian Spanish Ukrainian

Политические преобразования и демократические права народа

С лозунгами борьбы за демократические преобразования выступил и Чэнь Ду-сю. В отличие от упомянутой пессимистической статьи «Самосознание и патриотизм», вызвавшей суровую критику Ли Да-чжао, последующие работы Чэнь Ду-сю в «Циннянь» и «Синь циннянь» написаны в оптимистическом тоне. Серия публицистических выступлений Чэнь Ду-сю открылась статьей «Французы и современная цивилизация»,

 

Характеризуя заслуги французского народа перед мировой цивилизацией, Чэнь Ду-сю отмечал, что он дал человечеству Лафайета, Ламарка, открывшего закон эволюции, а также идеологов социализма Бабефа, Сен-Симона и Фурье. Французскую республику автор называл родиной демократических прав и принципов свободы, равенства и братства. Чэнь Ду-сю не понимал империалистического характера первой мировой войны, ошибочно рассматривая ее как войну демократических принципов французского народа против принципов шовинизма и расизма, которые он приписывал германскому народу. Сочувствуя принципам демократии, автор выражал убеждение в том, что «эти принципы должны восторжествовать во всем мире и потому Франция неизбежно победит милитаристскую Германию».

Чэнь Ду-сю призывал заменить устаревшие феодальные порядки более прогрессивными — буржуазно-демократическими. Однако смену общественных систем он считал не исторической закономерностью, а результатом стремлений различных народов, отличающихся друг от друга национальным духом и идеологией. Вслед за некоторыми западными «учеными» он утверждал, что западные народы якобы стремятся к борьбе, восточные — к покою, что «основой западных наций является личность, а восточных —семья, что западные нации руководствуются принципами законности и выгоды, а восточные — сентиментальностью и склонностью к празднословию».

Нетрудно заметить, что Чэнь Ду-сю не понимал подлинной причины замедленности демократических политических преобразований в Китае. Он думал, что это происходит только из-за недостаточного усвоения китайским народом демократических и республиканских идей. «Если мы не уничтожим монархическую и антидемократическую идеологию,— писал он,— то не будет ничего удивительного в том, что появятся бесчисленные Юань Ши-каи, возникнут бесчисленные монархические реставрационные заговоры». Поэтому он приходил к выводу: «Если мы хотим укрепить республику, необходимо... очистить разум народа от старых, антиреспубликанских идей». Сходные мысли Чэнь Ду-сю развивал и в статье «Старая идеология и вопросы государственного строя». Он не понимал, что осуществление демократических политических преобразований невозможно без уничтожения феодальных производственных отношений и империалистического колониального гнета.

По вопросу о демократическом преобразовании Китая много выступал в журнале «Синь циннянь» и Гао И-хань. В серии статей «Республиканское государство и сознание молодежи» он доказывал, что если при монархическом строе расцвет или распад государства зависит от одного человека, то при республиканском строе судьба государства зависит от всего народа,—следовательно, республиканский строй гораздо прочнее. «Поскольку свобода и равенство — исконные права человека,— писал Гао И-хань,— то каждый человек волен выступать за благоустройство общества, выбирать для себя наилучший строй. Поскольку правительство создается государством, а государство создается народом, правительство должно выполнять свои функции в соответствии с законами, народ же может свободно выражать свою волю». Решение задач преобразования государства, благоустройства общества Гао И-хань возлагал в.первую очередь на молодежь.

Гао И-хань был основательно знаком с различными буржуазными политическими течениями Запада. Особенно внимательно он изучил «Общественный договор» Жан-Жака Руссо, идеи которого пропагандировал среди китайской молодежи. Полемизируя с Лян Ци-чао, утверждавшим, что «революция порождает смуту», Гао И-хань приводил примеры из истории революций в Европе, Америке и Китае, которые доказывали, по его мнению, что, напротив, только тяжелое положение страны порождает революцию. В ответ на уже известное читателю утверждение Лян Ци-чао, будто не было случая, когда революция привела бы к улучшению политического положения, Гао И-хань убеждал читателей, что «не было такой революции (если иметь в виду действительно революции, а не путчи), которая не способствовала бы улучшению положения страны».

Однако для политических взглядов Гао И-ханя характерно некритическое отношение к буржуазному демократизму. Он идеализировал буржуазно-республиканские режимы и не понимал их реакционного перерождения в эпоху империализма.

В обсуждении вопроса о необходимых Китаю политических преобразованиях принял участие буржуазно-либеральный ученый Ху Ши. В отличие от буржуазных демократов он считал, что Китай ввиду его исконной отсталости и невежества не в состоянии подняться до уровня современной цивилизации без помощи извне. Еще в юные годы Ху Ши, будучи сторонником конституционной монархии, выступал против революционеров, возглавлявшихся Сунь Ят-сеном. В 1910 г. он уехал в США. Когда весть о китайской революции 1911 г. дошла до Америки, Ху Ши сразу заявил, что стоит «за постепенный прогресс, а не за революцию».

В 1915 г., узнав о развитии движения против японской агрессии и предательской политики Юань Ши-кая, Ху Ши в открытом письме к студентам назвал это историческое движение «безрассудным, глупым», что вызвало бурное негодование многочисленных китайских студентов, обучавшихся за границей. Доктор философии Колумбийского университета Ху Ши называл США «эталоном современной цивилизации, своей первой родиной». Единственный путь спасения Китая оп видел в приобщении его к мировой цивилизации, которое он понимал как американизацию. В декабре 1914 г. Ху Ши сочинил балладу «Спящая красавица», которую посвятил «перспективам моей родины».. В этом произведении Китай изображен в образе девицы, погруженной в летаргический сон и пробуждаемой поцелуем рыцаря, прибывшего из США.

Рассматривая империалистическую политику как «распространение культурного влияния», а национализм и патриотизм как «препятствие в приобщении Китая к цивилизации», Ху Ши ревностно доказывал, что китайцам следует отказаться от национализма и патриотизма, а взамен принять принципы космополитизма и непротивления злу насилием.

В 1917 г. Ху Ши возвратился в Китай. Став профессором Пекинского университета, он продолжал выступать в печати против революции, за постепенные реформы.




Наши партнеры
Одесская областная Федерация Ушу, Удивительный Китай, Ушу в Одессе